Д.О.Святский. Болид 20 (31) июля 1704 года. [Мироведение, №1, 1930, 61-62]

        При моих работах по истории астрономии в России мною был обнаружен целый ряд свидетельств современников о полете замечательного дневного болида, вероятно даже упавшего в виде метеорита где-либо в Швеции. Эти свидетельства, идущие из разных мест, чрезвычайно интересны и подробны и позволяют восстановить полную картину явления. Поэтому приводим здесь все их целиком:
        1.  В Витебской летописи («Сборн. летописей, относящихся к истории южной и западной Руси.   Киев, 1888, стр. 230): «Июля  20  на св.   Илью русского знак был на небе — комета».
        2.  В той же Витебской летописи другое, более подробное, указание (стр. 226): «Месяца июля в день св.  Ильи,  русский   праздник,  июля 20 была комета на небе около захода солнца.   Сначала катилась как шар, потом, ставши столбом в течение часов двух»  (обе  записи  переведены
с польского).
        3.  В хронике города Могилева («Чтен. в О-ве  Ист.  и  Древн.» 1877, т. III, стр. 40): «Июля 20 в день св.  пророка Илии вечером показалась на небе комета, обращенная хвостом к северу; со страхом на нее смотрели люди, молились богу и в церквах служили молебны.   Видима она была... ночей». Сколько ночей, автор летописи не проставил, записавши очевидно, о появлении с чужих слов и думая потом выяснить продолжительность наблюдения «кометы».
        4.  В Черниговской летописи («Киевск. Стар.» 6, 1890, стр. 91): «Змий великий огнистый в панстве шведском з неба спал, месяца июля дня 20, и был виденый от  всех так в  Полщи, яко и в Белой Руси, на Северу и Украине,  злетел  головою на землю;  а то летел: по вечерне и долго в ночь трвал, мах ошиб свой до горы, потым ввесь зеунулся на землю».
        5.   Из  письма   Я. В. Брюса к Петру:   «...Еще же какое явление было... посылаю к вашему величеству при сем чертеж». Затем на небольшом лоскутке бумаги начерчена сверху вниз линия зигзагом и подпись: «1716 г. апреля 9 числа в осмом часу по полудни явилась при Санктпи-тербурхе на небеси  между норда и норд-веста таковая фигура,  цветом молнейным и была видна более получаса.   Сия фигура произошла из-за облака снизу вверх, почитай таковым же обычаем, как метеора 1704 года, которая при Нарвской осаде была» (Пекарский. «Наука и литература
при Петре». Стр. 297).
        6.  Последнее указание Брюса о метеоре 1704 г. позволяет думать, что  Брюс, находясь в то время на Нарвской фронте, видел сам полет болида 1704 г.   Мог  видеть его, конечно, и Петр.  Поэтому особенно интересна запись наблюдения,  оказавшаяся,  действительно, в походном журнале   Петра,   правленном   его  рукою и  изданном М. Щербатовым в 1770 г. (т. 1, Спб., стр. 85): «Июля в 20 день после полуден видна была великая метеора образом бомбы, которая от зюйд-оста летела на норд-вест, и весьма была велика и высока». /61/
        7.  В «Собрании разных записок и сочинений о жизни Петра» Ф. Туманского в 3 томе (Спб. 1787), содержащем в себе журнал современника Петра барона Гизена, при описании Нарвской баталии,  находим  еще более подробные сведения: «Июля 20 дня после полудни в 6 часу   услышали в облаках над обозом нашим треск, яко ракетной, и когда  в верх подняли очи, то увидели   на  небе  чрезвычайное  знамение (или метеор). Летело по воздуху не зело высоко облако продолговато видом огненное, подобное пучку  соломы  зажженной  взявся  из  города   Нарвы   к  обозу нашему, и налетев на обоз наш, вдруг  остановилось  и растянулось   за обоз,  яко  стрела, и передней  конец у того   облака,  которой  принакло-нился за обоз наш подобно будто  рассыпался, и весьма  отончал, и выпала из онаго искра.   И потом яко звездка; а иные видели, что из того конца выпали-три звездки,  одна   наперед  черная,   другая   васильковая, третья красная.   У того всего облака   вид огненной  отменился, и стал яко бы желтоват с белью; и от часу учало, оное   распространяться   шириною вверх, однакож потом не много усугубясь, стояло  то  облако  на одном месте часа с два с лишком; только вид уже извычайного  облака изтончился, и потом все исчезло. На сие слышны были в армии   разные мнения и предвещания, и изрекали многие примеры, что таковые метеоры случившиеся в иных времянах и местех, предвещали некакие чрезвычайные дела: обаче изшествие осады показало,   что   оной   метеор  никакого зла нам не знаменовал» (стр. 433).
        8.  Еще в одном походном «Юрнале» Петра (Спб. 1854)  на стр.   72 находим запись: «Июля в 20 день после полудня часу в 6-м было знамение или комета: летело по воздуху не зело высоко облако продолговато, видом огненное, подобно яко  пук соломы   зажженной»... и далее слово в слово редакция из журнала барона Гизена.
Сопоставление всех восьми известий показывает, что явление было, действительно, замечательным. Несмотря на дневные часы, его заметили как на севере, так и юге России, и болид, очевидно, пролетел громадное расстояние, причем в Нарве уже слышали звук при полете, а по указаниям автора Черниговской летописи, поражающего своей осведомленностью, «змий спал в панстве Шведском». Если это сопоставить с определенным указанием Брюса-Петра направления полета болида — с ЮВ на СЗ, то действительно, сведений о падении метеорита надо искать в литературе Скандинавских стран, хотя в каталогах болидов нет указаний. Замечание барона Гизена, что метеор летел по направлению из Нарвы к «обозу», как тогда назывался военный лагерь, подтверждает указанное направление Брюсом-Петром, что видно из рассмотрения плана Нарвы, крепость которой находится на левом берегу Наровы, и войска Петра, для того, чтобы повести приступ, перешли Нарову и подошли к укреплениям с северо-западной стороны, хотя осада велась  по  отношению   к  Иван-городу и на правом берегу Наровы.
 
 
 

Вернуться на страницу "Фоменкология"