Плиний Старший (23-79 гг. н. э.)
ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ (фрагменты)
("Античная география", составитель проф. М.С.Боднарский,
Государственное издательство географической литературы, Москва - 1953)

Плиний Старший (Гай Плиний Секунд) родился в италийском городе Комы. О его родителях и воспитании мы ничего не знаем. Известно лишь, что Плиний Старший исполнял должность начальника конницы в Германии, был в 67 г. прокуратором Испании, а затем начальником стоявшего при Мизене флота. Погиб при извержении Везувия в 79 г. н. э., когда были разрушены и погребены под пеплом и лавой города Помпеи, Геркуланум и Стабия. Плиний Старший написал несколько произведений: естественно-исторических, грамматических, риторических и др. До нас дошли 37 книг его Historia Naturalis (Естественная История).

В посвящении императору Титу Плиний говорит, что хотел коснуться всего того, что греки разумеют под словом "Энциклопедия".

Содержание 37 книг "Естественной Истории" следующее: 1 -- общее введение, 2 -- математическое описание вселенной, 3-6 -- географи, 7 -- антропологи, 8-11 -- зоология, 12-27я -- ботаника, 28-32я -- медицинская зоология, 33-37 -- минералогия и применение минералов в искусстве.

Географические сведения Плиния кратки и не представляют особо выдающегося интереса, потому что ограничиваются большей частью одними названиями, что он объясняет состоянием географии в его время, которая представляла собой "locorum nuda nomina" (голые названия мест). У него много крупных географических ошибок, например Европу он считал самой большой частью света, занимающей 5/12 всей поверхности земного шара; Индия, по мнению Плиния, занимала 1/3 часть всей населенной суши и простиралась далеко на восток, приближаясь на западе к Европе.

Плиний примыкал к сторонникам континентальной теории.

Интересны мысли Плиния о шарообразности земли, являющиеся повторением мнения Аристотеля, но иначе аргументированные. Он утверждает, что неровности на поверхности земли так малы, что не изменяют вида столь обширной массы; что капли воды, естественно, сами собой принимают сферическую форму; что конец океана должен был бы отпасть, если бы не был закруглен; что мы видим, как корабли, уходящие в море,

начинают скрываться из виду снизу; это доказывает выпуклость поверхности моря. Плиний и Страбон впервые после Аристотеля привели доказательства шарообразности земли в таких же приблизительно выражениях, какие имеются теперь во всех элементарных учебниках общей географии.

Плиния следует упрекнуть в некоторой легковерности. Так, он без должной критики делал заимствования у писателей, которые позволяли себе населять природу самыми баснословными существами, как, например, натихорами -- существами с человеческой головой и хвостом скорпиона -- или катаплебами, при взгляде на которых человек умирает, и т. д. У Плиния встречаются недостоверные факты и неправильные суждения. Примером этого может служить во 2-й книге его "Естественной истории" глава 73 (181), содержащая утверждение и доказательства неравенства дня и ночи. В ней приводятся странные доказательства в роде сигнальных огней на башнях, времени пути скорохода Филонида из Элиды в Сикион и обратно, а также дневного и ночного пути корабля, плывущего на запад. Но все они не имеют отношения к вопросу о длине дня и ночи и ничего не доказывают. Приводимые Плинием часы начала или конца явления (события) ничего не разъясняют, так как Плиний не указывает, какого рода были проводимые им часы: были ли это часы равноденствия или другого какого-либо времени года и какого места. Часы в древности отсчитывались ночью от захода солнца до восхода, а днем от восхода до захода и поэтому длина их менялась и по временам года и по географической широте места.

ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
Книга вторая

Шарообразная форма земли и ее положение в мировом пространстве. Шарообразная поверхность воды. Взаимосвязь суши и воды (гл. 64-- 66, 160--166). Исследования берегов Западной Европы, Индийского и Каспийского морей и берегов Африки (гл. 67, 167--170). Пространства води и суши на земле и их взаимоотношения (гл. 68, 171-- 174). Жадность человека к расширению территории (гл. 68). Земля -- центр мира, доказательства этого -- равноденствия и солнцестояния (гл. 69). Климатические пояса (гл. 70). Доказательства шарообразности земли из наблюдений над звездами (гл. 71), затмениями (гл. 72) и из неравенства дня и ночи (гл. 73)

Глава 64, 160. Относительно земли все придерживаются одинакового мнения. Мы называем ее кругом земным и отдаем себе отчет в том, что она представляет собой шар, имеющий два полюса. При большой высоте гор и плоскости равнин у нее форма несовершенного шара, но если противоположные точки соединить посредством окружности, то земля будет иметь вид правильного шара: это подсказывает нам и закон природы, но не по тем причинам, которые мы привели, рассказывая о небе. Ведь небо образует полую вогнутость и со всех сторон покоится на земле, как на своей опоре: земля же, будучи твердой и плотной, возвышается подобно опухоли и выдается вовне. Мир стремится к своему центру, а земля выдается из центра; огромная ее масса принимает форму шара в результате постоянного вращения мира вокруг нее.

Глава 65, 161. Между научным и вульгарным мнениями большой спор: населяют ли люди землю со всех сторон, противоположны ли они друг другу, одинаковая ли для всех них высота неба, стоят ли они одинаково во всех точках на середине земли; вульгарное мнение вопрошает, почему люди, находящиеся на противоположных сторонах, не падают, словно нельзя тут же возразить, как это не удивляются тому, что не падаем мы. Возникает мысль, которую должна одобрить невежественная толпа: хотя земля неправильный шар и напоминает по форме сосновую шишку, тем не менее она населена со всех сторон. Но что это значит по сравнению с другим чудом: ведь земля висит сама собой и не падает вместе с нами. Как будто может вызвать сомнение значение воздуха, окружающего мир, или будто земля может упасть, если природа сопротивляется и отказывает ей в необходимом для этого пространстве!

162. Ведь как место распространения огня только огонь, воды -- только вода, воздуха -- только воздух, так и место земли, сдерживаемой всем, только в ней самой. Удивительно, однако, как образуется форма шара при такой плоскости моря и равнин. Этой точки зрения придерживается один из самых ученых мужей, Дикеарх, который по приказу царей измерял высоты горы; он сообщал, что самая высокая из гор Пелион имеет 1 250 шагов высоты, и сделал вывод, что высота ее относительно всей окружности земли ничтожна. Мне это предположение кажется неверным, потому что я хорошо знаю, что некоторые альпийские вершины подымаются на большом протяжении не меньше чем на 50 000 шагов.

163. Но больше всего возражает вульгарное мнение против мысли о том, что поверхность водной массы тоже шарообразна. Однако в природе нет ничего более очевидного. Ведь свешивающиеся капли повсюду образуют небольшие шары, и в пыли и на пушистых листьях они кажутся совершенно округлыми, а в наполненных чашах больше всего приподымается середина, что улавливается скорей разумом, чем зрением из-за нежности и мягкости, свойственной жидкости. И еще удивительнее, что при добавлении в полные чаши небольшого количества жидкости лишнее вытекает и, напротив, это не случается, когда добавляют твердые вещества весом даже до 20 денарий. Это явление объясняется тем, что жидкость подымается вверх и разливается, когда верхняя точка сильно выдается.

164. По той же самой причине с палуб кораблей не различается земля, видимая с верхушек корабельных мачт и, когда судно уходит вдаль, то что-нибудь блестящее, привязанное на верхушку мачты, кажется постепенно удаляющимся и, наконец, совсем исчезает. И какую иную форму имеет океан, который мы считаем крайним, если он удерживается и не падает, хотя вне его нет никакой границы? Чудом само по себе является то, что край моря не падает, хотя океан закругляется. Греческие исследователи, к большой для себя радости и славе, доказывают, что так не могло бы быть, если бы моря были плоскими, то есть такими, какими они нам кажутся.

165. Ведь когда воды устремляются сверху вниз, а такова, несомненно, их природа, никто не сомневается, что они подымаются у берега настолько, насколько позволяет его высота; никаких сомнений не вызывает следующее положение: чем ниже находится какой-нибудь предмет, тем он ближе к центру земли, и все линии, которые проводятся от центра к ближайшим точкам воды, получаются короче, чем линии от начала водных пространств до конца моря; итак все массы воды отовсюду направлены к центру и не падают потому, что опираются на все то, что находится под ними.

Глава 66, 166. Так как суша не может держаться без жидкости сама по себе и, наоборот, вода не может обойтись без поддержки суши, то следует предположить, что искусная природа устроила так, что они связаны взаимно: земля объем-лет воду, а вода обтекает всю ее изнутри, снаружи, сверху; проникает, как в темницу, в ее недра и достигает даже горных вершин, где, гонимая воздухом и сжатая тяжестью земли, она бьет ключом, как будто из трубы, и настолько далека от опасности иссякнуть, что взлетает высоко вверх. Отсюда понятно, почему моря не увеличиваются за счет ежедневного притока стольких рек. Море, опоясав посередине землю, омывает весь земной шар, и можно не искать доказательств, но познать это на опыте.

Глава 67, 167. От Гадеса и Геркулесовых Столбов вдоль берегов Испании и Галлии совершаются плавания по всему западу. Во время правления божественного Августа обошли большую часть Северного океана; тогда флот, обогнув Германию, достиг Кимврского мыса, и оттуда увидели или услышали о скифской стране и чрезмерно влажных и обледеневших пространствах. Но мало правдоподобно, чтобы моря замерзали там, где в избытке влага. Также македонский флот совершил плавание из Индийского моря на восток, под той же самой звездой, по той части океана, которая расположена против Каспийского моря; это было во время царствования Селевка и Антиоха, которые хотели, чтобы эти моря были названы в их честь Селевки-дой и Антиохидой.

168. И вокруг Каспийского моря большая часть побережья океана была исследована, почти весь север обогнули с одной и с другой стороны. Места для сомнения в этом не оставляет существование Меотийского озера, оно или залив этого океана, как полагали многие, или разлив, отделенный от океана узкой полосой земли. По другую сторону от Гадеса на запад и по сей день плавают вдоль Мавритании по значительной части Южного моря. Еще большая часть океана с востока до Аравийского залива была исследована благодаря победам Александра Великого; когда Цезарь, сын Августа, воевал в Аравийском заливе, там были обнаружены обломки оставшихся от кораблекрушения испанских кораблей.

169. Ганнон, в эпоху могущества Карфагена, прошел от Гадеса до аравийской страны и описал это плавание; в то же самое время Гимилькон был послан исследовать внешние границы Европы. Кроме того, Корнелий Непот сообщает, что в его время, когда некто Евдокс бежал от царя Латира, то, выйдя из Аравийского залива, он достиг Гадеса; а задолго до него Целий Антипатр передает, что он знал какого-то человека, который в целях торговли проделал путь из Испании в Эфиопию.

170. Кроме того, Непот рассказывает о северном пути следующее: Квинту Метеллу Целеру, товарищу Л. Афрания по консульству и в то же время проконсулу Галлии, царем свевов были подарены индийцы, которые в торговых целях плыли из Индии и были прибиты бурей к берегам Германии. Так моря, омывая со всех сторон оставшиеся от них пространства земного шара, отнимают у нас часть суши и затрудняют путь из одного места в другое. Эти исследования могут, кажется, показать тщеславие смертных и обязывают меня рассказать, каков и как велик известный нам земной шар, на котором ничто не удовлетворяет отдельных людей.

Глава 68, 171. Раньше, кажется, считали, что суша занимает половину земного шара, будто она нисколько не уступает самому океану, который, огибая все вокруг, вливает и принимает в себя все прочие воды и то, что уходит в облака, питает сами звезды, столь большие и многочисленные, -- какое же тогда пространство должен занимать океан? Владения этой огромной массы воды должны быть неизмеримы и бесконечны.

172. Притом большую часть оставшейся суши отнимает у нас климат; ведь в то время как земной шар делится на пять частей, которые называются поясами, враждебный холод и вечный лед занимают пространства двух крайних поясов, с обеих сторон вокруг полюсов; один полюс называется северным, а тот, что на противоположной стороне шара, южным. На обоих полюсах вечная темнота, там нет мягкого света звезд, и только слабое мерцание белого инея. Серединную часть земли (между полюсами), над которой проходит орбита солнца, опаляет огонь, сжигает и иссушает жар. Только два пояса, находящиеся между жарким и холодными, умеренны, но они не сообщаются между собой из-за солнечного жара. Таким образом, три земных пояса похищает у нас климат, добыча океана неизвестна.

173. Но я не знаю, не находится ли в опасности и оставшаяся нам часть: ведь этот самый океан образует, как мы скажем дальше, многие заливы и бушует в таком близком соседстве с внутренними морями, что. Аравийский залив находится на расстоянии 115000 шагов от Египетского моря, а Каспийское море -- в 375 000 от Понта. Итак, сколько земли захватывает океан, растекаясь столькими морями, которыми он разделяет Африку, Европу и Азию? Теперь надо принять во внимание площадь стольких рек и болот, следует прибавить озера и пруды.

174. Исключаются также подымающиеся в небо крутые горные хребты, леса, обрывы, пустыни и места, необитаемые по тысяче разных причин. Все эти части земли, или, лучше, как их называют многие, точки мира (ведь земля не что иное во вселенной), обитаемы, и это основа и место нашей славы, здесь мы занимаем должности, здесь управляем государствами, здесь стремимся к богатству, здесь скопился человеческий род, здесь ведем войны, даже гражданские, здесь взаимными убийствами расширяем территорию.

175. Сейчас я расскажу о безумии, общем для всех людей: мы нападаем на тех, которые граничат с нами, и, ограбив соседей, прибавляем к нашей земле луг; каким наделом будет любоваться тот, который как можно больше расширит свои поля и, кроме того, вытеснит соседей, когда увеличит он свои владения соответственно своей жадности, и какую, наконец, часть земли будет занимать он, мертвый!

Глава 69, 176. Земля находится в центре вселенной, что подтверждается весьма основательными доказательствами, но главным обра'зом равенством дня и ночи в дни равноденствия; ведь если бы земля не была в центре, то дни не могли бы быть равными ночам. Это доказывается также при помощи диоптров и лучше всего тогда, когда во время равноденствия на одной и той же линии наблюдаются восход и заход; восход солнца в день летнего солнцестояния находится на той же линии, что и заход в день зимнего солнцестояния. Этого никоим образом не могло бы быть, если бы земля не находилась в центре мира.

Глава 70, 177. Три окружности, ограничивающие вышеупомянутые пояса, различаются по неравенству времени: южный тропик направлен на север и лежит в верхней для нас части зодиака, напротив, к другому полюсу обращен северный тропик, а по середине зодиака проходит экватор.

Глава 71, 178. Причина остальных удивительных для нас явлений заключена в форме самой земли, похожей на шар, и это доказывается так же, как шарообразная поверхность воды. Так, нет никакого сомнения, что звезды севера никогда для нас не заходят и, наоборот, звезды юга никогда не восходят и что жители южных стран не видят ваших звезд из-за выпуклости земного шара. Из Троглодитики и соседнего Египта не видна Большая Медведица, из Италии -- известные звезды Каноп, называемые Волосами Вереники, а также созвездие, которое в правление божественного Августа получило название Трона Цезаря. Земля, приподымаясь, вполне очевидно закругляется, так что для людей, смотрящих на Каноп из Александрии, он появляется над горизонтом приблизительно четвертой частью одного знака, а на Родосе он каким-то образом соприкасается с землей; на Понте, где выше всего стоит Большая Медведица, Каноп совсем не различается. В то же время он исчезает на Родосе и еще больше в Александрии. В Аравии в ноябре месяце он не виден в первую ночную стражу, а появляется во вторую, в Мероэ Каноп ненадолго показывается вечером во время летнего солнцестояния, а за несколько дней до восхода Арктура (12 февраля) бывает виден по утрам.

179. Эти явления лучше всего наблюдать во время морских путешествий, когда с одной стороны море подымается, с другой опускается и когда видно, как появляются, словно из моря, звезды, которые были скрыты выпуклостью земного шара. И ведь, как говорят некоторые, земля не приподымается на северном полюсе настолько, чтобы эти звезды были видимы со всех сторон; они кажутся высокими тем людям, которые находятся близко к полюсу, и низкими тем, которые далеко от него. Точно так же этот полюс кажется очень высоким жителям крайних точек земли. Для людей, перешедших на другую половину земли, подымаются другие звезды, и в то же время опускаются те, которые раньше были высоко. Этого не могло бы быть, если бы земля не имела формы шара.

Глава 72, 180. По той же причине жители востока не наблюдают затмений солнца и луны вечером, люди, живущие на западе, -- утром, но еще чаще в полдень. Рассказывают, что во время славной победы Александра Великого при Арбелах лунное затмение произошло во втором часу ночи, и в то же самое время луна родилась в Сицилии. Известно, что затмение солнца было в Кампании несколько лет тому назад во время консульства Випотана и Фонтея накануне майских календ между седьмым и восьмым часом дня. Полководец Корбулон сообщил, что он видел солнечное затмение в Армении между десятым и одиннадцатым часом дня. Так земля, благодаря своей шарообразности, показывает и прячет от одних людей одно, от других другое. Поэтому, если бы земля была плоской, то все явления происходили бы для всех людей одновременно, и ночи не содержали бы неравного числа часов; ведь тогда даже у людей, живущих не на середине земного шара, дни и ночи были бы по 12 часов, а теперь они всюду неодинаковы.

Глава 73, 181. Ночь и день не бывают одновременно на всей земле, потому что на стороне земного шара, противоположной солнцу, бывает 'ночь, а на другой стороне (обращенной к солнцу) -- день. Это было установлено при помощи многих наблюдений, благодаря башням Ганнибала в Африке и Испании, а также в Азии -- подобным же сторожевым вышкам, построенным из-за пиратских набегов; зажженные на них в шестом часу дня сигнальные огни видны бывают часто, как известно, в третью ночную стражу на крайних башнях этой линии. Филонид, скороход Александра Великого, приходил из Сикиона в Элиду в девять часов дня, проделав путь в 1 200 стадий, и возвращался оттуда, хотя дорога шла под гору, только в три часа ночи: причина в том, что туда Филонид шел вместе с солнцем, а на обратном пути он обгонял солнце, идущее с противоположной стороны ему навстречу. По той же причине даже в самый короткий день у людей, плывуших на запад, день длиннее ночи, потому что их сопровождает само солнце.

Книга четвертая

Понт Эвксинский, Пропонтида (гл. 24, 75), Геллеспонт, Боспор Фракийский, Боспор Киммерийский, Меотида (76); расстояния между разными точками берегов Понта (п. 77--78), р. Истр. (79). Скифы и другие народы (гл. 25, 80). Германцы и другие народы, размеры Германии (81). Река Тирас (гл. 26, 82). Северо-западный берег Понта (83). Керкинитский залив и р. Буг (84), Таврика (85-86), Боспор Киммерийский (87), народы, проживающие там (88), гипербореи (89-91). Кианеи (Симплегады) и о-ва Аполлониатские (92), о. Ахиллея и др. Понт (93). Северный Ледовитый океан (94), о. Балтия (95).

Глава 24, 75. Четвертый из больших заливов Европы, начинаясь от Геллеспонта, оканчивается входом в Меотийское озеро. Но прежде следует коротко описать форму всего Эвксинского Понта, тогда легче будет познакомиться с его отдельными частями. Огромное море, лежащее перед Азией и оттесненное от Европы выступающим вперед херсонесским побережьем, вторгается узким проливом в сушу, отделяя Европу от Азии, как уже было сказано, шириной в 7 стадий. Этот пролив называется Геллеспонтом. Через него персидский царь Ксеркс провел войско по мосту, который получился из стоящих рядом кораблей. Дальше на 86 000 шагов до азиатского города Приапа, через который проходил Александр Великий, тянется узкий Еврип.

76. Затем море расширяется и опять сужается: широкое место называется Пропонтидой, а пролив шириной в 500 шагов Боспором Фракийским. Через него отец Ксеркса Дарий переправил войско. Длина этого пространства, начиная от Геллеспонта, 239 000 шагов. Дальше идет Понт Эвксинский, обширное море, которое прежде называлось Аксинским. Оно достигает отдаленных земель и, крутым поворотом берегов изгибаясь в два рога, вытягивается в одну и в другую сторону так, что окончательно принимает форму скифского лука. В середине своего изгиба оно соединяется с Меотийским озером. Пролив этот шириной в 2 500 шагов называется Боспором Киммерийским.

77. По прямой линии между двумя Боспорами, Фракийским и Киммерийским, как сообщает Полибий, 500 000 шагов. Окружность же всего Понта, по свидетельству Варрона и почти всех древних писателей, 2 150 000 шагов. Корнелий Непот прибавляет к этой цифре 350 000 шагов; по Артемидору, окружность Понта составляет 2 919 000 шагов, по Агриппе, -- 2 460 000 шагов, по Муциану, -- 2 425 000 шагов. Точно так же протяженность европейского берега одни определили в 1 478 500, другие -- в 1 172 000 шагов.

78. Марк Варрон вычисляет следующим образом:
 
от входа в море до Аполлонии 187500 шагов
оттуда до Каллаты столько же
            до устья Истра 125 000 "
            до Борисфена 250 000 "
            до города Гераклея-Херсонес 375 000 "
            до крайней на европейском берегу        Пантикапеи, которую некоторые называют Боспором 212500 "
Все в целом составляет 1 337 500 шагов.
           
По Агриппе, от Византия до реки Истра 560 000, оттуда до Пантикапеи 635 000 шагов. Передают, что само Меотийское озеро, в которое впадает текущая с Рипейских гор река Танаис, является последним рубежом между Европой и Азией и имеет в окружности 1 406 000 шагов, по свидетельству других писателей -- 1 125 000. Известно, что от Боспора Киммерийского до устья Танаиса по прямой линии расстояние 385 000 шагов. Жители побережья этого четвертого залива вплоть до Истрополя уже названы при упоминании Фракии. Теперь перейдем к описанию рукавов Истра.

79. Он берет начало в Германии на вершине горы Абнобы, напротив галльского города Раврика, во многих милях от Альп. Он течет через бесчисленные народы под именем Дуная, сильно расширяясь, затем под названием Истра сначала омывает Иллирию и, приняв 60 рек, -- почти половина их судоходна, -- устремляется шестью рукавами в море. Сначала идет рукав Певки, затем сам остров Певка, по которому названо ближайшее русло, он засасывается болотом величиной в 19 000 шагов; из того же самого русла выше Истрополя образовалось озеро под названием Галмира, 63 000 шагов в окружности. Второй рукав называется Наракустома, третий возле острова Сарматики -- Калонстома, четвертый -- Псевдостома с островом Канопондиабазис, затем Бореонстома и Псилонстома. Отдельно же взятые рукава настолько велики, что море, как передают, отступает перед ними на 40 000 шагов и вода становится пресной.

Глава 25, 80. За Истром живут почти одни только скифы, но побережье занимают разные народы: то геты, которых римляне называют даками, то сарматы, по-гречески савроматы, , и причисляемые к ним темаксобы, или аорсы, то ненастоящие и происшедшие от рабов скифы, или троглодиты, затем аланы и роксаланы. Язиги-сарматы занимают расположенные более высоко поля и равнины между Дунаем и Герцинским лесом вплоть до паннонских зимних стоянок в Карнунте и границы с германцами, а теснимые последними даки -- горы и лесистые места до реки Патиссы.

81. Бастарны и затем прочие германские племена живут за Маром, или Дурней, который отделяет эти народы от свебов и царства Ванния. Агриппа передает, что вся эта область имеет в длину от Истры до океана 2 100 000 шагов: в ширину от Сарматских пустынь до реки Вистулы 404 400.

Название скифов часто переносят на сарматов и германцев. Древнее это наименование сохранилось, однако, только за теми народами, которые живут дальше всех и неизвестны остальным людям.

Глава 26, 82. За Истром расположены города Кремниск и Эполий, Макрокремнские горы, знаменитая река Тирас и город того же наименования, который раньше назывался Офиуса. Большой остров на реке Тирасе населяют тирагеты: он находится на расстоянии 130000 шагов от устья Истра -- Псевдоними кробизы, река Рода, Сагарийский залив, порт Ордес,
В 120000 шагах от Тираса протекает река Борисфен и дальше следует озеро, племя того же имени и город, удаленный от моря на 15000 шагов, с древними наименованиями Ольвиополь и Милетополь.

83. На другом берегу расположен порт ахейцев, дальше остров Ахилла, который славится могилой этого мужа, и в 125 000 шагах от него в поперечном направлении простирается в форме меча полуостров,--"а нем упражнялись в беге и поэтому он называется Дромос Ахиллеос, длина его, как сообщает Агриппа, 80 000 шагов. Всю эту местность населяют таврские и сиракские скифы. Море, которое омывает простирающуюся дальше лесистую область, называется поэтому Гилейским: там острова Енекадлы. Река Пантикапа отделяет кочевников от земледельцев, затем следует Акезин. Некоторые писатели рассказывают, что Пантикапа сливается под Ольвией с Борисфеном, более добросовестные сообщают это о Гипанисе, еще больше заблуждаются те, которые относят Пантикапу к Азии.

84. Море отступает далеко назад и, находясь на расстоянии 5 000 шагов от Меотийского озера, омывает большие пространства земли, заселенные многими племенами; залив называется Керкинитским, река Пахирида, города: Навар, Каркина, позади озеро Буг, соединенное каналом с морем. Сам Буг отделяется скалистым хребтом от Корета, залива Меотийского моря; в озеро впадают реки Буг, Герр и Гипакир, которые стекаются сюда из разных мест. Ведь Герр отделяет царских скифов от кочевников, а Гипакир через области кочевников и гилеев течет по искусственному руслу в Буг, а по естественному в Коретский залив. Эта область называется Сендийской Скифией.

85. А от Керкинитского залива начинается Таврика: прежде она омывалась морем со всех сторон и даже там, где теперь простираются степи; дальше поднимаются большие горные хребты. В этой стране живет тридцать племен, из них двадцать три во внутренних областях, и имеется 6 городов, жители которых называются оргокинийцами, харакенийцами, лагира-нийцами, трактарийцами, арсилахитами и калиордами. В горах живут скифотавры: на западе они граничат с Херсонесом, на востоке с Сатархской Скифией. На побережье, начиная от Керкинитского залива, на самом перешейке полуострова расположен город Тафры, затем Гераклея-Херсонес, которой римляне даровали свободу; ее называли раньше Мегарикой. Во всей этой области она выделяется тем, что сохранила греческие обычаи. Ее окружает стена в 5 000 шагов.

86. Дальше следует мыс Партений, город тавров, Плакия, гавань Симболрн; против Карамбийскогр мыса Азии мыс Криуметопон выдается на 170000 шагов в Эвксинский Понт, и главным образом благодаря этому получается форма скифского лука. Затем идет множество таврских гаваней и озер. Город Феодосия находится в 135 000 шагах от Криуметопона и в 145000 шагах от Херсонеса. Раньше были города Китей, Зефирий,. Акры, Нимфей, Дия.

87. Теперь у самого входа в Боспор расположен могущественнейший город Пантикапея Милетская, в 37 000 шагах от Феодосии и, как уже было сказано, в 2 500 шагах от города Киммерика, находящегося через пролив. Такое пространство отделяет там Азию от Европы, и само оно может быть пройдено почти всегда пешком после того, как замерзает пролив. Ширина Киммерийского Боспора 12 500 шагов; на нем города Гермизий, Мирмекий и на Меотиде остров Алопека. Расстояние от конца перешейка, -- это место называется Тафры, -- через Меотийское озеро до входа в Боспор 260 000 шагов.

88. За Тафрами в глубине континента живут авхеты, в области которых берет начало Гипанис, невры, в области которых берет начало Борисфен, гелоны, тиссагеты, будины, царские скифы и темноволосые агафирсы. Выше -- кочевники, потом антропофаги, за Бугом над Меотийским озером сарматы и исседоны. А по побережью вплоть до Танаиса живут меотийцы, -- по ним названо озеро, -- и самые последние за ними аримаспы. Затем идут Рипейские горы и область, которая называется Птерофором, потому что там постоянно выпадает снег, похожий на перья. Эта часть света осуждена природой и погружена в густой туман; там может рождаться только холод и хранится ледяной Аквилон.

89. Позади этих гор и по ту сторону Аквилона живет, если можно поверить, с незапамятных времен счастливый народ, который называют гиперборейским; про него рассказывают сказочные чудеса. Там, говорят, находятся полюса и крайние точки звездных путей; полгода там светло, и солнце прячется всего на один день, а не на время между весенним и осенним равноденствием, как полагают несведущие люди. Один раз в году, в день летнего солнцестояния, солнце у них восходит и один раз, в день зимнего солнцестояния, садится. Эта солнечная страна с умеренным климатом не подвержена вредным ветрам. Гиперборейцы живут в рощах и лесах, почитают богов порознь и сообща, им не знакомы раздоры и недуги.

90. Умирают они только тогда, когда устают жить: старики, отпировав и насладившись роскошью, прыгают с какой-нибудь скалы в море. Это самый лучший похоронный обряд. Одни считают, что гиперборейцы живут не в Европе, а в начале азиатского побережья, потому что там имеется похожий

на них атакский народ; другие -- что они живут между заходящим солнцем антиподов и нашим восходящим солнцем; это никак невозможно, потому что между ними лежит огромное море. Те, которые относят местонахождение их туда, где шесть месяцев светит солнце, передают, что антиподы утром сеют, в полдень собирают урожай, при заходе солнца срывают с деревьев плоды и ночью прячут их в пещеры.

91. Нельзя усомниться в существовании этого народа; многие писатели рассказывают, что гиперборейцы посылают обычно на Делос первые плоды урожая Аполлону, которого они особенно почитают. Жертвоприношения доставляли девушки, в течение нескольких лет гостеприимно принимаемые народами, но после того как были нарушены обычаи гостеприимства, гиперборейцы решили оставлять жертвоприношения на ближайшей с соседями границе, те относили их к своим соседям, и так до самого Делоса; вскоре и этот обычай исчез. Протяженность Сарматии, Скифии, Таврики и всей области от реки Борисфена определяется М. Агриппой в 980 000 шагов, а ширина в 717 000. Я полагаю, что в этой части земли измерения недостоверны.

Глава 27, 92. В Геллеспонте напротив Европы нет островов, достойных упоминания. В Понте в расстоянии 1 500 шагов от берега и в 14 000 от входа в пролив расположены два острова Кианеи, их называют иначе Симплегадами, и предание повествует о том, что они соединились между собой, потому что Кианеи находятся на большом расстоянии друг от друга и люди, которые плывут прямо к ним, различают два острова, а с другого пункта наблюдения они производят впечатление соединяющихся между собой островов. По другую сторону Истра в 80 000 шагах от Боспора Фракийского расположен один из Аполлониатских островов: оттуда М. Лукулл привез Капитолийского Аполлона. Об островах, находящихся между рукавами Истра, мы уже сказали.

93. Перед Борисфеном расположена вышеупомянутая Ахиллея, она же Левка и Макаросс; по данным нашего времени, этот остров находится в 140000 шагах от Борисфена, в 120 000 шагах от Тираса, в 50 000 от острова Певки. Ахиллея имеет в окружности приблизительно 10000 шагов. Прочие острова в Каркинитском заливе: Кефалониесос, Росфодуса и Макра. Прежде чем мы покинем Понт, следует упомянуть о точке зрения многих ученых, которые полагали, что все внутренние моря имеют начало в Понте, а не в Гадитанском проливе, и они весьма правдоподобно доказывали это тем, что вода течет всегда из Понта и никогда не возвращается обратно.

94. Чтобы рассказать о внешней части Европы, следует выйти из Понта и, перейдя Рипейские горы, плыть вдоль берегов Северного океана, имея их с левой стороны, до тех пор, пока мы снова не достигнем Гадеса. Передают, что в этой части света много безымянных островов: один из них расположен перед Скифией и называется Равнонией, он находится в одном дне пути от берега, и на него, по рассказу Тимея, в весеннее время выбрасывается волнами янтарь. Все прочие известия об этом береге сводятся к недостоверным слухам: Северный океан, Гекатей называет его Амальхийским в той части, которая, начиная от реки Паропамиса, омывает Скифию, это слово на языке того 'Народа обозначает "замерзший". Филемон говорит, что часть океана от Рипейских гор вплоть до мыса Рубеас кимвры называют Моримарузой, что значит мертвое море. Дальше океан называется Кронием.

95. Ксенофонт из Лампсака передает, что в трех днях плавания от скифского берега есть остров Балтия, огромной величины; Пифей называет его Басилией. Рассказывают об Оонах, где жители питаются птичьими яйцами и тростником; и о других островах, где люди, так называемые гипподы, рождаются с лошадиными ногами, и еще об одних, Панотийских островах, где люди закрывают совсем голые тела своими собственными ушами.

Книга пятая

Африка, Мавритания (гл. I,1-2). Римские колонии в Африке (п.3-5), Атлас (п.6-7). Плавания вокруг Африки -- Ганнона, Полибия (п.8-10). Война с Мавританией (п.11-13). Светоний Павлин об Атласе (п.14-15), Юба об Атласе (п.16). Река Нигер (гл. 8,44). Эфиопы, их город, троглодиты, гараманты и другие народы (п.45-46). Египет (п.47-48). Река Нил и ее разливы (гл. 10,51-59). Иордан и Мертвое море (гл. 15,71-72), несены (п.73), Горная система Тавра (гл. 27,97-99). О-ва Канон, Фарос, Пария (гл. 34,128)

Глава 1. 1. Африку греки называли Ливией и море перед ней Ливийским; в конце ее расположен Египет; ни одна другая часть света не имеет меньше заливов, хотя береговая линия на западе очень извилиста. Названия ее народов и городов могут быть произнесены только на языке местных жителей. Все они живут в крепостях.

2. Первой из всех стран называют Мавританию; до Германика, сына Г. Цезаря, она была единым государством, а во время его жестокого правления ее разделили на две провинции. Мыс, ближайший к океану, греки называют Ампелусий. Прежде по ту сторону Геркулесовых Столбов были города Лисса и Котта, теперь там Тинги, которые основал когда-то Антей, а цезарь Клавдий сделал колонией и назвал Традукта Юлия; Тинги находятся в 30 000 шагах по кратчайшему пути от города Бэтики Белоны,

3. В 25 000 шагах оттуда на побережье океана находится колония Августа -- Юлия Констанция Цилис; она освобождена от власти царей и находится в зависимости от Бэтики, а в 32 000 шагах от нее колония Ликсос, основанная цезарем Клавдием. Древние рассказывали о ней много преданий. Там был дворец Антея, его поединок с Геркулесом и сады Гесперид. Море разливается по берегу извилистой линией, и получается, как теперь объясняют, изображение стерегущего дракона. Море со всех сторон омывает остров, который расположен выше, чем окружающая его местность, и не заливается морскими волнами.

4. На нем находится алтарь Геркулеса и, кроме диких маслин, ничего не осталось от рощи, которая, судя по рассказам, приносила золотые плоды. Действительно, меньше приходится удивляться необычайным вымыслам греков об этих местах и реке Ликсе, когда подумаешь о том, что наши писатели и теперь рассказывают не менее удивительные вещи: будто бы там есть могущественный город и даже больший, чем великий Карфаген, и расположен он напротив Карфагена на почти неизмеримом расстоянии от Тинги. Корнелий Непот страстно верил этим и другим подобным рассказам.

5. В глубине страны в 40 000 шагах от Ликса находится другая колония Августа -- Бабба, называемая также Юлией Кампестрис, и в 75 000 шагах третья колония Бакаса, или Вален-ция; в 35 000 шагах от нее и на таком же расстоянии от обоих морей город Волюбилис. На побережье, в 50 000 шагах от Ликса, мимо колонии Бакасы течет знаменитая судоходная река Субур. На таком же расстоянии оттуда по соседству с пустынями расположен на реке город Сала; на него нападают стада слонов, а еще чаще племя автолов, через страну которых лежит путь к африканской горе Атлас; о ней рассказывают много чудесного.

6. Передают, что она, неприступная и мрачная, подымается среди песков до самого неба. Гора обращена к берегу океана, которому дала название [Атлантический]. Атлас тенист, покрыт лесами и с той стороны, которой повернут к Африке, орошается бьющей ключом водой источников. У подножья горы сами по себе вырастают плоды всех сортов, так что желающие всегда могут получать их в достаточном количестве.

7. Ни одного жителя не увидишь среди дня, все погружено в молчание, сходное с оцепенением пустыни. Души приближающихся охватывает тихое благоговение и, кроме того, страх перед горой, поднявшейся над облаками в соседстве с диском луны. По ночам она сверкает множеством огней, оглашается ликованием эгипанов и сатиров; там звучат флейты, свирели, тимпаны и цимбалы. Об этом и, кроме того, о том, что на Атласе совершали свои подвиги Геркулес и Персей, рассказывают известные писатели.

8. Расстояние до него очень велико и неизвестно. Существовали комментарии карфагенского вождя Ганнона, который в период расцвета пунического государства получил приказание разведать очертания берегов Африки; его сопровождали греческие и многие наши писатели. Среди прочих сказок они рассказывали и о том, что Ганнон основал много городов, из которых ни один не оставил ни памяти, ни следа своего существования.

9. Когда Сципион Эмилиан стоял в Африке во главе войска, автор анналов Полибий получил от него флот, для того чтобы, проплыв вокруг, исследовать эту часть света. Он сообщает, что расстояние от Атласа на запад через леса, полные диких зверей, которые водятся в Африке, до реки Анатис 485 000 шагов: оттуда до Ликса 205 000 шагов. По свидетельству Агриппы, Лике находится в 112 000 шагах от Гадитанского пролива; там залив, который называется Сагути, на мысе город Мулелаха, реки Субур и Садат, в 213000 шагах от Ликса гавань Рутубис, дальше мыс Солнца, гавань Ризардир, Гетульский Автолол, река Козен, племена сцелатитов и масатов, река Дарат, в которой водятся крокодилы.

10. Дальше, на 616000 шагов, простирается залив, он называется Суррентийским и оканчивается выступающим на запад мысом с горой Барка; потом река Пальс, за ней живут эфиопские перорсы, а за ними фарузии; с последними граничат живущие во внутренней области дарасские гетулы. А на побережье эфиопские даратиты, река Бамбот, полная крокодилов и гиппопотамов. Горные хребты тянутся сплошь отсюда вплоть до той горы, которую мы назовем Фэон Охема, от нее до Гесперийского мыса десять дней и ночей плавания. В центре этой области Полибий поместил Атлас, который остальные относят к границам Мавритании.

п.11. Римская армия вела впервые войну в Мавритании при императоре Клавдии, когда свободный Эдемон пытался отомстить за царя Птолемея, убитого Гаем Цезарем. И известно, что во время отступления варваров дошли до горы Атлас. Но только за лицами с консульским званием и полководцами, избранными сенатом, которые в то время командовали войсками, и за находившимися там римскими всадниками утвердилась слава, что они достигли Атласа.

12. Как мы сказали раньше, в этой провинции имеется пять римских колоний, и может показаться, что о них легко что-нибудь узнать. Но эти сведения, проверенные на опыте, большей частью оказываются совершенно ложными. Ведь когда людям с положением не хочется отыскивать истину и не стыдно обманывать, скрывая свое незнание, то очень легко ошибиться, поверив серьезному автору, который лжет. Меня, по крайней

мере, меньше удивляет, что неизвестно кое-что о людях всаднического звания и тех из них, которые вступали в сенат, чем то, что не принимается во внимание сильно чувствующееся деятельное влияние роскоши; ведь в поисках за слоновой костью и цитрусовым деревом обшаривались леса, в поисках за багрянками и пурпуровыми улитками исследовались все гетульские скалы.

13. Местные жители рассказывают, что на побережье, в 150000 шагах от Сала, протекает река Азана с солоноватой водой; она примечательна портом. Дальше- следует река, которую называют Фут, от нее до Дирина (это ведь название Атласа на их языке) 200 000 шагов. Посредине течет река Виор. Там, по слухам, есть кругом следы отдельных жителей и остатки виноградников и пальмовых рощ.

14. Светоний Павлин, который при нас был консулом, первый из римских полководцев вышедший на несколько миль за пределы Атласа, дал сведения о его высоте, совпадающие с другими, и рассказал о том, что у подножья горы растут в изобилии густые и высокие деревья неизвестной породы. Замечательна их стройность, гладкость и блеск; у них листва как у кипариса и, кроме того, сильный запах. Листья покрыты тонким пухом, из которого при известном умении можно сделать такую же, как из шелка, одежду. Вершина горы даже летом покрыта глубокими снегами.

15. Светоний Павлин добрался до горы после десяти дней пути, и дальше он шел до реки, которая называется Гер, через пустыни черного песка, где выступали иногда выжженные скалы, через места, необитаемые из-за жары, хотя стояла зима. Жители соседних с этой горой лесов, полных слонов, диких зверей и всяких змей, называются канариями, потому что они, как и собаки, поедают часть внутренностей диких животных.

16. Хорошо известно, что с ними граничит племя эфиопов, которых называют перорсами. Юба, отец Птолемея, первый правивший обеими Мавританиями, более достойный упоминания благодаря славе своих научных занятий, чем правления, примерно то же сообщил об Атласе и еще то, что там растет трава эуфобия, названная так по имени открывшего ее врача. Посвятив ей отдельную книгу, Юба восхваляет ее белый, как молоко, сок, который обостряет зрение и является хорошим противоядием. Вот и больше чем достаточно об Атласе.

Глава 8, 44. У реки Нигер те же самые особенности, что и у Нила. В нем встречаются тростник, папирус, те же животные и в то же самое время он разливается. Нигер берет начало между областями таррелийских и экалийских эфиопов. Некоторые полагают, что город эфиопов Магий расположен среди пустынь; недалеко от них живут атланты, полудикие эгипаты, блеммийцы, гамфасанты, сатиры и гимантоподы.

45. Если верить писателям, атлантам чужды человеческие обычаи: они не называют друг друга по именам, смотря на восход и заход солнца как на гибель для них самих и их полей, ужасно проклинают его и не видят во сне того, что остальные смертные. Троголоиды роют пещеры, это их дома, пища -- мясо змей, и вместо голоса шипение, даже дара речи они лишены. Гараманты, не вступая в брак, живут со всеми женщинами без разбора. Авгилы чтят только подземных богов. Гамфасанты ходят голые и, не имея никакого понятия о войне, не общаются ни с одним чужеземцем.

46. Рассказывают, что у блеммийцев нет голов, рот и глаза находятся на груди. У сатиров, кроме внешнего сходства, нет ничего человеческого; эгипаны выглядят так, как их обыкновенно изображают. Гимантоподы косолапы, они не ходят, а ползают. Фарузийцы, или древние персы, сопровождали, говорят, Геркулеса, когда он направлялся к Гесперидам. Нет ничего больше интересного, что стоило бы рассказать об Африке.

48. Недалеко от провинции Африки расположен Египет, на юге он отступает в глубь страны до простирающейся за ним области эфиопов. Нижнюю часть Египта ограничивает своим течением Нил, разделяясь на левый и правый рукава. Канопским устьем Египет отделяется от Африки, Пелусийским от Азии; между ними 170 000 шагов. Поэтому некоторые включают Египет в число островов, ведь Нил настолько разветвляется, что придает стране треугольную форму. Вот почему многие называют Египет, по имени греческой буквы, Дельтой. Расстояние от того места русла, где Нил начинает делиться на рукава, до Канопского устья 146 000 шагов, до Пелусийского 166 000; верхняя часть Египта, граничащая с Эфиопией, называется Фиваидой...

Глава 10, 51. Нил, истоки которого точно не установлены, течет по пустынной и сожженной солнцем местности. На всем своем огромном протяжении он известен только по рассказам и мирным исследованиям, а не благодаря войнам, которые открывали все другие земли. Насколько мог установить царь Юба, Нил берет начало недалеко от океана, на горе Нижней Мавритании, и вскоре образует озеро, которое называют Нилидой. Там водятся рыбы: алабеты, коракины, силуры и, кроме того, крокодилы, в доказательство чего царь Юба доставил одного из них в храм Исиды в Кесарии, где и до сих пор это животное можно видеть. Было сделано наблюдение, что разлив Нила зависит от выпадения снегов и дождей в Мавритании.

52. Выйдя из этого озера, Нил прячется на несколько дней пути под землю, словно он считает недостойным течь по

песчаным и пустынным местам, и можно подумать, что он вырывается вскоре на поверхность для того, чтобы посмотреть на людей, и образует другое, еще большее озеро в Массэсильской области Кесарийской Мавритании, наличием тех же самых животных доказывая, что это все та же река. Опять возвратившись в пески, Нил снова прячется на двадцать дней пути в пустыни до границ Эфиопии, а когда опять замечает человека, пробивается на поверхность источником, который, вероятно, называется Черным.

53. Далее, Нил отделяет Африку от Эфиопии, там его посещают если не всегда люди, то дикие и чудовищные звери; он создает леса и перерезает центр Африки под названием Астап, что на языке местных народов означает "вода, вытекающая из темноты". Он омывает такое множество островов, и некоторые из них настолько велики, что, несмотря на быстрое течение, он минует их не меньше, чем за пять дней пути. Около самого известного из островов, Мероэ, левый рукав Нила называется Астабор, то есть струя воды, текущая из мрака, а правый Астузап, что значит скрытый. Река получает название Нила только после того, как снова собирает в одно русло все свои воды.

54. Нил на протяжении нескольких миль называли раньше Сирисом, Гомер на всем его протяжении -- Египтом, другие -- Тритоном. Натыкаясь на острова, стремительный из-за встречаемых им препятствий и, наконец, более бурливый среди скал, чем в каком-нибудь другом месте, Нил несет свои быстрые воды до той области Эфиопии, где живут катадупы; кажется, что он не течет, а с ужасным шумом низвергается новым водопадом среди встречных скал. Потом немного утомленный длинным путем, укротив свою необузданность и ослабив течение, он впадает многими рукавами в Египетское море. А в определенное время, сильно разлившись, Нил распространяется по всему Египту и оплодотворяет землю.

55. Передают, что существуют разные причины этого разлива, но наиболее вероятны следующие: или дующие с противоположной стороны пассатные ветры, благодаря которым море разливается по берегу, отбрасывают Нил назад, или разлив реки вызывают летние ливни Эфиопии, потому что те же пассатные ветры собирают туда тучи со всего света. Математик Тимей приводит такое рассуждение: фиалой называются истоки Нила; сама река, испаряющаяся из-за жары, прячется под землю и скрывается среди дымящихся скал, но в те дни, когда солнце стоит низко над рекой, Нил под действием жары вздувается, выходит, поднявшись, из своих берегов, и снова прячется, чтобы не быть поглощенным.

56. Это случается при восходе Пса, когда солнце вступает в знак Льва, созвездие Льва стоит в зените над источником и в этой местности нет тени. Многие, наоборот, полагают, что вода в реке прибывает, когда солнце клонится к северу, что происходит в знаке Рака и Льва; тогда Нил беден водой. Как только солнце снова входит в знак Козерога и возвращается к южному полюсу, вода в Ниле поглощается, и поэтому он течет более скудно. Но если кто-нибудь верит причинам разлива, которые приводит Тимей, то нужно учесть, что в те дни в этой местности очень мало тени.

57. Нил начинает прибывать медленно и постепенно в новолуние после летнего солнцестояния, когда солнце проходит через знак Рака; сильно прибывает, когда солнце проходит знак Льва, и понижается до того же уровня, с которого поднялся, когда солнце проходит знак Девы. На сотый день, в созвездие Весов, как передает Геродот, он полностью восстанавливается в своих берегах. Известно, что когда уровень воды подымается, царям и префектам не разрешается плавать по Нилу. Степень подъема определяют при помощи колодцев со специальными знаками. Нормальный прирост 16 локтей; если воды меньше, то она не все орошает; если больше, то вода, медленнее отступая, задерживается.

58. Когда почва пропитана влагой, наступает благоприятный для сева момент; когда сухая, -- нет условий для посева. И то и другое принимается к сведению. 12 локтей предвещают голод, 13 локтей -- провинция все еще терпит его, 14 локтей приносит с собой радость, 15 -- обеспеченность, 16 -- избыток. Самый большой разлив был до сих пор в 18 локтей при императоре Клавдии, самый малый, в 5 локтей, -- во время фарсальской войны, можно подумать, что река каким-то чудом отвернулась от убийства великого человека [Помпея]. Когда вода стоит на самом высоком уровне, то она подымается по открытым плотинам. Как только земля освобождается от воды, сеют. Эта река единственная из всех не выделяет никаких испарений...

59. Нил начинает течь по Египту, начиная от Сиены, границы с Эфиопией; так называется полуостров, имеющий 1 000 шагов в окружности, на нем лагерь со стороны Аравии. А напротив, в 600 000 шагах от разветвлений Нила, которые, как мы сказали, называются Дельтой, лежат четыре острова Филы. Это расстояние приводит Артемидор и сообщает, что там было 250 городов; по Юбе, оно 400 000 шагов, по Аристокреонту, от Элефантины до моря 750 000 шагов. Остров Элефантина расположен на 4 000 шагов ниже последнего порога и на 16000 шагов выше Сиены; он является пределом египетского судоходства и находится в 585 000 шагах от Александрии. Но в этом ошиблись вышеупомянутые писатели. Ведь здесь собираются корабли эфиопов; и благодаря тому, что они складные, эфиопы переносят их на плечах каждый раз, как подплывают к порогам.

Глава 15, 71. Река Иордан берет начало из ключа Панеады, другое название которой Кесария, о ней мы еще скажем. Эта прелестная река извивается, поскольку это ей позволяет рельеф местности, и показывает себя людям. Как бы нехотя достигает она гибельного Асфальтового озера; в конце концов она им поглощается и губит свою прекрасную воду, смешав ее с нездоровой водой озера. В верхней части, пройдя горные долины, Иордан впадает в озеро, которое многие называют Генисаретским. Оно имеет 16000 шагов в длину, 6000 в ширину и окружено прелестными городами: с востока Юлией и Гиппоном, с юга Тарихеей -- это название многие переносят на озеро, с запада Тивериадой с целебными горячими источниками.

72. В Асфальтовом озере нет ничего, кроме смолы, отсюда его наименование. В него не погружаются тела никаких животных, быки и верблюды плавают, в нем ничего не тонет, этим оно и славится. Озеро достигает 100 000 шагов в длину, в самом широком месте 25 000, а в узком -- 6 000. Восточнее его лежит Аравия кочевников, южнее -- Махер, некогда вторая по значению после Иерусалима крепость Иудеи. С той же стороны находится целебный горячий источник Каллирроя, само название говорит о достоинстве его вод.

73. На запад от берегов озера, там, куда не доходят вредные испарения, живут несены, замкнутое и странное, если сравнить с другими, племя. Несены живут совсем без женщин, отказавшись от любви, без денег, в обществе пальм. Число их пополняется в равной мере изо дня в день за счет пришельцев, потому что к ним приходит много утомленных жизнью людей, которых переменчивость судьбы толкает к такому образу жизни.

Так продолжается в течение тысячелетий, и кажется невероятным, что существует племя, в котором нет рождаемости. Столь плодотворно для иссенов недовольство других людей жизнью. За ними был город Енгадда, второй после Иерусалима по богатству пальмами и рощами, теперь это груда развалин. Дальше идет крепость на скале, Масада, сама она близ Асфальтита. Так далеко простирается Иудея.

Глава 27, 97. Недалеко от Фаселиды Ликийское море и ли-кийский народ. Там тянущиеся с берегов Восточного моря Тавр-ские горы образуют при помощи Хелидонского мыса обширные заливы; сами они огромны и тянутся среди бесчисленных народов. Правым отрогом они простираются от Индийского моря на север, левым на юг и на запад, и они пересекли бы всю Азию, если бы моря не оказали сопротивления этому покорителю земель. Горы делают скачок на север и, повернув, стараются проложить широкий путь, в то время как природа, словно с умыслом, то и дело располагает против "их моря, то Финикийское, то Понт, то Каспийское, или Гирканское, и напротив них Меотийское озеро.

98. Стесненные этими преградами, Тавры сделали поворот и вышли все же победителями, извиваясь до родственных им Рипейских горных хребтов. На всем своем протяжении они носят много новых названий: в первой части Имай, затем Эмод, Паропамиз, Цирций, Хамбады, Париадры, Хаотр, Ореги, Ороанды, Нифагы, Тавр и в самой высокой части Кавказ. Там, где они отсылают от себя отроги, то и дело стараясь коснуться морей, их называют Сарпедоном, Корацезием, Крагом и опять Тавром.

99. Там, где они расступаются и делаются доступными для людей, горы сохраняют свое единство, называясь горными проходами: здесь Армейским, там Каспийским, там Киликийским. И даже изломанные и убегающие от морей, они носят многие имена то здесь, то там живущих народов: справа Гирканские, Каспийские, слева Париадрские, Мосхийские, Амазонские, Коракские, Скифские, а все в целом по-гречески Керавнские.

Глава 34, 128. Первый из островов, расположенных перед Азией в Канопском устье Нила, назван, как говорят, в честь кормчего Менелая Канопа; другой остров Фарос, колония диктатора Цезаря, соединен мостом с Александрией; раньше он находился в дне плавания от Египта, теперь оттуда ночью с башни указывают огнями путь кораблям. Ведь из-за коварных мелей до Александрии можно дойти только тремя морскими путями: Стеганским, Посидейским и Таврским. Дальше в Финикийском море перед Иоппой находится остров Пария, весь он составляет один город; рассказывают, что здесь Андромеда была брошена на съедение чудовищу. Там же расположен упомянутый уже Арад; как передает Мукиан, между ним и континентом, там, где глубина моря 50 локтей, выводится из ключа по кожаной трубе пресная вода.

Книга шестая

Прорыв океана через Геллеспонт и Боспор и образование Черного моря (гл. 1, 1). Область Колика (гл. 5, 15-17). Боспор Киммерийский (18). Кавказ (гл. 12, 30).

Глава 1, 1. Между Европой и Азией разливается Понт Эвксинский, называвшийся раньше Аксинским из-за негостеприимной свирепости народов, населявших раньше его берега... Океан не довольствовался размывом суши и сносом части ее, увеличив тем пустые пространства; ему мало было ворваться через раз мытые горы и, оторвав Кальпе от Африки, поглотить гораздо больше земли, чем оставить; мало -- влиться через Геллеспонт в Пропонтиду, опять проглотив сушу. От Боспора он снова ненасытно простирается другой громадой, пока выступающее из берегов Меотийское озеро не укротит свою добычу.

2. Доказательством того, что это происходит вопреки воле земли, служат такое большое число проливов и столь небольшие пространства воды, сопротивляющиеся природе: ширина Геллеспонта 875 шагов; оба Боспора такой ширины, что их могут переплыть быки, откуда название обоих проливов и в разъединении их какая-то тесная связь: с одного берега на другой доносится пение птиц, лай собак и разговор людей, и между двумя частями света можно поддерживать беседу, если только ветер не уносит слова.

Глава 5, 15. Недалеко от Понта расположена область Колика, где, как было сказано раньше, горные хребты Кавказа переходят в Рипейские горы, спускающиеся с одной стороны к Эвксинекому и Меотийскому, с другой к Каспийскому, или Гирканскому, морю. Часть побережья занимают дикие племена -- меланхлены и кораксийцы. Последние жили возле реки Антемунты в ныне опустевшем колхидском городе Диоскуриаде, некогда настолько известном, что в него, по словам Тимосфена, сходилось 300 народов, говоривших на разных языках. Позднее римляне вели там дела при помощи 130 переводчиков.

16. Некоторые полагают, что Диоскуриада была основана возницами Кастора и Поллукса Амфитом и Телхием, от которых, как известно, ведут род гениохийцы. За Диоскуриадой, в 70 000 шагах от Севастополя, находится Гераклея. Народы: ахейцы, марды, керкеты, за ними серы, кефалотомы, В глубине этой области богатейший город Питуй разрушен гениохийцами; за ним сарматское племя энагеритов и в Кавказских горах савроматы.

17. К ним во время правления императора Клавдия бежал Митридат и рассказал, что с ними по соседству живут таллийцы, область которых на востоке достигает устья Каспийского моря, и что устье высыхает во время морского отлива. А "а побережье рядом с керкетами река Икаруза, в 136000 шагах от Гераклеи город и река Гиер. Далее мыс Крунос, на крутом выступе которого живут торетийцы; в 67 500 шагах от Гиера местечко Синдика, река Сетерия. Расстояние отсюда до начала Киммерийского Боспора 88 500 шагов.

18. Длина самого полуострова, выступающего вперед между Понтом и Меотийским озером, не больше 67 000 шагов, ширина всюду не меньше 2 югеров. Называют его Эйон. Азиатский и европейский берега Боспора изгибаются в сторону Меотийского озера. Города при входе в Боспор: сначала Гемокасса, затем Кероя Милетская, потом Стратоклия и Фанагория, почти опустевший Апатур и в конце- пролива Киммерик, который раньше назывался Церберион.

Глава 12, 30. Дальше идет огромный Кавказский горный проход, по ошибке называемый многими Каспийским. Он создан природой благодаря внезапным горным обвалам. Там, где ворота подпираются окованными железом столбами, в середине под ними течет река с ужасным запахом, и для того чтобы помешать проникновению многочисленных народов, с одной стороны на скале построена крепость под названием Кумания. В этом месте, как раз напротив иберийского города Гармаста, ворота закрывают доступ в мир. За Кавказским горным проходом на Гордиейских горах живут валлийцы, дикие сванские племена, которые, однако, разрабатывают золотые копи. Позади них, вплоть до Понта живет много гениохийских, затем ахейских племен. Так обстоит дело с землями, расположенными в глубь от этого залива.

31. Некоторые писатели сообщают, что между Понтом и Каспийским морем не больше 375 000 шагов. Корнелий Непот считает, что 250 000. Таким небольшим пространством отделяется Азия от Европы. Император Клавдий передает, что от Киммерийского Боспора до Каспийского моря 150000 шагов и что Селевк Никатор хотел прокопать этот перешеек, но был в это время убит Птолемеем Керавном. Как известно, от Кавказского горного прохода до Понта приблизительно 200 000 шагов.

Перевод Н. М. Подземской


Вернуться на страницу "Фоменкология"