ВЕДАСТИНСКИЕ АННАЛЫ

В год Господень 874 король Карл осадил норманнов в городе Анжер, но, по совету нечестивейших людей он, взяв заложников, позволил им уйти невредимыми. В те же дни произошло нашествие саранчи.

В год Господень 875 умер император Людовик. Король Карл отправился в Италию и большая часть народа той страны приняла его с миром. Его племянник, Карломан с войском также направился туда и попытался побеспокоить его в пути, но при посредничестве послов они сошлись для беседы и, после того, как между ними был заключен мир, Карломан возвратился в свою страну. Карл же стремился продолжить начатое путешествие до тех пор, пока не достиг пределов св. Петра; там с почетом встреченный папой Иоанном.

в год Господень 876 на праздник Рождества Господа нашего король Карл принял от упомянутого папы Иоанна имперское достоинство и многочисленными дарами воздал честь св. Петру и названному папе и затем, получив папское благословение, возвратился обратно во Франкию. После смерти его брата, Людовика, он, следуя дурному совету, вторгся в его королевство, которое отец оставил своим сыновьям, и с многочисленной свитой прибыл в аахенский дворец, но не так, как ему следовало бы. Оттуда он направился в Кельн. Его племянник, Людовик, желая мира, отправил к нему послов, однако, не добившись того, о чем просили, они возвратились к посылавшему их. После этого император Карл и король Людовик, оба подстрекаемые дьяволом, начали воевать друг против друга и сошлись у Андернаха; и по Божьей воле победа выпала Людовику, многие же благородные франки были тогда захвачены в плен или убиты. Император Карл бежал и возвратился затем в свое королевство. Эта битва произошла 7 октября 10 индикта.

Между тем, когда происходило все это, даны или норманны, промышляющие пиратством, вошли в Сену и, грабя и убивая, жестоко опустошили королевство франков. Карл направил против них войско, но это не принесло никакой пользы. Тогда он начал думать об освобождении королевства при помощи выкупа и

в 877 году отправил послов, которые поговорили бы с норманнами [о том], чтобы те, наделенные дарами, покинули королевство. И по заключении этого договора церкви были ограблены и все королевство вносило подать для того, чтобы освободиться от этой беды. В то время, как знатнейшие люди королевства были заняты этим, император Карл решил оставить в королевстве для совершения указанного дела своего сына, Людовика, со своими знатнейшими, сам же снова стал готовиться к поездке в Италию и дальше до пределов св. апостолов. Противясь воле своих [приближенных], он вместе с супругой вновь вступил в Италию и навстречу ему в город Павию прибыл папа Иоанн, и там они приветствовали друг друга.

Те же, которые остались во Франкии, уплатив подать, побудили данов покинуть королевство. И в то время, как папа и император находились в Павии, внезапно пришло известие о том, что Карломан с сильным войском приближается к императору. Император был очень взволнован этим и, видя себя лишенным всяческих средств, чтобы противостоять ему, передал упомянутому папе дары, которые он вез с собой для св. Петра, среди них золотое распятие, подобное которому еще не было подарено никем из королей. Сам он хотел возвратиться через Альпы Прованса во Франкию, но, как рассказывают, был отравлен неким евреем по имени Седехия и умер в Альпах в местечке под названием Нантуя 16 октября, 11 индикта на 54 году своей жизни, на 37 своего королевского и на 2 году своего имперского правления. Тело его положили в гроб в том же королевстве, пока оно не было переправлено во Франкию; после его пронесли по разным местам. Франки же собрались в декабре в пфальце Компьен и сделали своим королем его сына Людовика.

В год Господень 878 папа Иоанн, притесненный Ланбертом, герцогом Сполето, прибыл во Франкию; и о его появлении было сообщено королю Людовику, который задерживался тогда у Луары из-за норманнов. Он немедленно поспешил в Труа навстречу папе и там они приветствовали друг друга. Там же епископ Лаона Гинкмар, [некогда] ослепленный Бозо, перед папой и всеми галльскими епископами был очищен от всего, в чем его раньше обвиняли, и по повелению папы отслужил мессу. Там же был уличен в неверности Бернард, герцог Отюна. Также король и все знатнейшие оказывали папе много почета и уважения, и в качестве охраны на пути в Италию выделили ему Бозо.

Король Людовик, сын Людовика, отправил к королю Людовику послов с предложением о встрече в Геристале, чтобы укрепить мир. Тот немедленно поспешил в указанное место: они приветствовали друг друга и заключили между собой прочный мир. Это произошло в октябре*; и приблизительно в середине этого месяца наступило солнечное затмение, около 8 часов дня, 12 индикта.
[*29.10.878, запись о середине месяца могла возникнуть из-за того, что хроникер слил в одной записи наблюдения солнечного и лунного затмения 15.10.878. В некоторых других хрониках того времени они оба указаны]

В год Господень 879 умер Балдуин и был погребен в монастыре Ситин. Также тяжело заболел король Людовик и в святую страстную пятницу на 33 году жизни, 12 индикта он окончил свою жизнь и был погребен в церкви св. Божьей Матери Марии, которую приказал воздвигнуть с королевским великолепием в своем дворце в Компьене его отец. Но после его смерти между франками возник прискорбный и гибельный раздор: аббат Гуго, помня о верности, в которой он поклялся королю Людовику, своему родственнику, вместе со своими единомышленниками, желал поставить королями в отцовском королевстве его сыновей, Людовика и Карломана. Аббат же Гоцлин и граф Конрад, а также многочисленные их сторонники призывали в королевство вышеупомянутого короля Людовика.

В то время пока они пребывали друг с другом в раздоре, норманны, расположившиеся по ту сторону моря, переправились через него в огромном количестве на своих кораблях и, не встречая никакого сопротивления, в середине июля огнем и мечом опустошили Теруан, город моринов. И увидев, сколь счастливым было для них начало, они, переходя с места на место, опустошили огнем и мечом всю землю менапиев. Затем они вошли в Шельду и огнем и мечом погубили весь Брабант. Против них поднял оружие Гуго, сын короля Лотаря, но, по неосмотрительности, немало способствовал тому, чтобы увеличилась их заносчивость; ибо вместо того, чтобы совершить нечто благое и полезное, он постыдно бежал оттуда, в то время, как многие из его сподвижников были убиты или захвачены в плен. Среди пленных находился также аббат, сын Адаларда.

Когда происходило все это, аббат Гуго отправил Вальтера, епископа Орлеана к королю Людовику с просьбой, чтобы он взял часть королевства Лотаря, которую его отец, при разделении с Карлом уступил тому, но потом возвратился бы в свое королевство и оставил бы с миром своих двоюродных племянников. Услышав об этом, [король Людовик] принял во владение эту часть королевства и отправился обратно в свою страну. Гуго же рукой архиепископа Ансегиза помазал на царство Людовика и Карломана. В это же время, в сентябре родился их брат Карл.

Норманны же не переставали опустошать церкви, убивать и уводить в плен христиан. Бозо, герцог Прованса, противозаконно присвоил себе королевский титул и овладел частью Бургундии. А норманны, жаждущие убийств и опустошений и алчущие крови человеческой, к несчастью и погибели королевства, в ноябре разбили свою зимнюю стоянку в монастыре Гент, а в декабре на монастырский двор Во на Сомме были принесены мощи св. Ведаста. Рагнельм, епископ Турнэ, умер в 13 индикт.

В год Господень 880. Норманны огнем и мечом опустошили город Турнэ и все монастыри на Шельде, убивая и уводя в плен жителей тех земель. Гоцлин и Конрад, вместе со своими сподвижниками, недовольные дружбой аббата Гуго и их господ с Людовиком, побудили того еще раз прийти во Франкию. Аббат Гуго, вместе со своими сторонниками и господами, а также многочисленным войском немедленно выступил против него, и они расположились у Сен-Кантена, Людовик же с войском -- на реке Уазе. И в то время, как с обеих сторон были направлены посланники, упомянутые короли сошлись и при посредничестве аббата Гуго укрепили между собой мирные союзы, при этом они возвратили свою милость отпавшим от них. Это произошло в феврале.

После этого Людовик вознамерился двинуться обратно в свое королевство, и по пути он встретил норманнов, которые возвращались из грабительского похода; и когда у Тимеона между ними произошла битва, он одержал бы над ними блестящую победу, если бы по несчастью не погиб его сын Гуго. Его убил Готфрид, король данов, и из-за его смерти король не пустился преследовать их. Там пали также многие знатные мужи того народа; остальные, кому удалось бежать, возвратились в свой лагерь. В этой битве принял участие также аббат Гуго.

В то время, как Людовик возвратился к себе, короли Людовик и Карломан со своими верными прибыли в Амьен и здесь франки разделили между ними королевство: Людовик получил часть Франкии и всю Нейстрию, Карломан же Аквитанию, часть Бургундии и Готию. И затем каждый отправился в свои владения.

После этого король Людовик направил Генриха, одного из своих знатнейших, выступить с Людовиком и Карломаном против тирана Бозо. И в этом походе Генрих в тяжелой битве разбил Теотбальда, сына Хукберта. Людовик же направил Гоцлина и многих других защищать королевство от норманнов, а сам вместе с братом двинулся с остальным войском в Бургундию и снова принял под свою власть города, которыми завладел тот тиран. И объединившись с королем Карлом, братом Людовика, они заперли Бозо во Вьенне и предложили ему мир, который он все-таки не пожелал принять. В то время как они взяли город в кольцо, он очень прочно укрепился внутри.

Вследствие этого епископы по совету королей и знатнейших мужей предали его анафеме. А король Карл, поднявшись среди ночи, без ведома Людовика и Карломана, поджег свой лагерь и таким образом возвратился домой. В это время умер также король Карломан, брат Карла и Людовика. Осаждающие Вьенн, видя, что врагам не может быть причинено никакого вреда, приняли решение возвратиться на родину.

Аббат Гоцлин и войско, которое было с ним, решили вступить в борьбу против норманнов. Они отправили посольство к тем, кто находился по ту сторону Шельды, чтобы в установленный день они прибыли и, одни на этом берегу реки, другие на том, уничтожили бы норманнов. Но все произошло не так, как они того желали. Дело в том, что они не только не совершили чего-либо славного, но, напротив, едва спаслись позорнейшим бегством. При этом многие из них были убиты или попали в плен. Их страх и трепет обрушились также на жителей тех земель; норманны же, возгордившиеся победой, не отдыхали ни днем, ни ночью, сжигая церкви и убивая христиан. Поэтому между Шельдой и Сеной, а также по ту сторону Шельды все монахи, каноники, монахини с мощами святых и [люди] всех возрастов и сословий обратились в бегство. Сами же даны не щадили никого, ни старых, ни малых, но опустошали все огнем и мечом. Так как Гоцлин и те, кто был с ним, видели, что не могут противостоять им, они распустили в начале октября войско и каждый возвратился домой. Норманны или даны сменили свою стоянку и в ноябре соорудили у Куртре крепость, чтобы перезимовать там. И оттуда они опустошали земли менапиев и свевов вплоть до истребления жителей, поскольку считали их очень враждебными; и всепожирающий огонь поглотил страну. Король же Людовик возвратился во Франкию и отпраздновал Рождество Христово в пфальце Компьен.

В год Господень 881. 26 декабря норманны в огромном количестве подошли к нашему монастырю и 28 числа сожгли монастырь и город, за исключением церквей, а также и монастырский двор и все [крестьянские дворы] в округе, убив всех, кого смогли найти. И они прошли всю страну до Соммы и захватили огромную добычу в виде людей, скота и лошадей. После того, в тот же день, 28 числа они вторглись в Камбре и опустошили город огнем и убийствами, а равным образом и монастырь св. Гаудерика. Отсюда с неисчислимой добычей они возвратились в лагерь и разорили все монастыри на Хискаре, а их жители были изгнаны и убиты. И в преддверии праздника очищения св. Марии они снова пришли в движение, пройдя через Теруан до Центулы, навестили монастырь св. Рихария и св. Валариха, все местечки на морском побережье, все монастыри и деревни, потом отправились дальше до города Амьена и монастыря Корбье и, отягощенные добычей, беспрепятственно возвратились оттуда в свой лагерь. С приближением праздника св. Петра они снова появились в Аррасе и убили всех, кого нашли; и, опустошив огнем и мечом все земли в округе, они невредимые возвратились в свой лагерь.

Между тем король Людовик, немало омраченный тем, что ему пришлось наблюдать, как уничтожается его королевство, собрал войско и приготовился к битве. Однако, норманны, которым во всем сопутствовала удача, в июле с большим войском переправились через Сомму и по своему обычаю опустошили страну вплоть до земель вблизи города Бовэ. Король же Людовик переправился с войском через реку У азу и двинулся в Лавьер, куда, по его мнению, норманны должны были зайти на обратном пути. Разведчики, разосланные [с этой целью в разные стороны], сообщили, что те возвращаются, нагруженные добычей. Король выступил им навстречу и повстречал их в округе Виме у деревни Сокур, и произошло сражение. Вскоре норманны обратились в бегство и отступили к упомянутой деревне; король же преследовал их и добился над ними славнейшей победы. И когда победа частично уже была достигнута, воины начали хвастаться, что они добились ее собственными силами и не воздали хвалу Господу; и небольшой отряд норманнов, сделав вылазку из упомянутой деревни, обратил все войско в бегство и многих из тех, а именно около 100 человек, они убили; и если бы король, поспешно соскочивший с коня, не остановил их и вновь не вселил в них мужества, они все покинули бы это место в позорнейшем бегстве. После того, как была достигнута эта победа, король, убивший так много норманнов, торжественно отправился обратно через Уазу; только очень немногие даны, которые смогли спастись, сообщили в лагерь о гибели своих. С этого времени норманны начали бояться юного короля Людовика. Король же прибыл с войском, которое он собрал, в округ Камбре и разбил лагерь у Этрюна, намереваясь сражаться с данами. Когда норманны узнали об этом, то возвратились в Гент; и, отремонтировав свои корабли, они отправились в путь, двигаясь по воде и суше, добрались до Мааса и остановились на зиму в Эльзасе.

В это время умер также король Людовик Старший. Брат же его Карл отправился в Рим и приобрел императорское достоинство.

В год Господень 882. Восточные франки собрали против норманнов войско, но вскоре обратились в бегство; при этом пал Вало, епископ Меца. Даны разрушили знаменитый дворец в Аахене, предав его огню, и сожгли монастыри и города, славнейший Трир и Кельн, а также королевские пфальцы и виллы, повсюду истребляя местное население. Император Карл собрал против них бесчисленное войско и осадил их в Эльслоо. Но к нему вышел король Готфрид и император передал ему королевство фризов, которым прежде владел дан Рорик, дал ему в супруги Гизлу, дочь короля Лотаря и добился, чтобы норманны покинули его королевство.

Король же Людовик отправился к Луаре, чтобы изгнать норманнов из своего королевства, а также принять в дружбу Гастинга, что он и сделал. Но, поскольку король был молод, он стал преследовать некую девочку, дочь Гермунда; и так как она побежала в отцовский дом, король в шутку погнался за ней на лошади, при этом он ударился плечами о подъемные ворота, а грудью о седло своего коня и получил серьезный ушиб. Вследствие этого он заболел, велел отнести себя в Сен-Дени и здесь умер 5 августа, оставив франков в глубокой скорби и был похоронен в церкви св. Дионисия. И они отправили послов и призвали его брата Карломана, который поспешно прибыл во Франкию. Из Италии пришел также некий Берард, который не давал покоя тирану Бозо.

В октябре норманны укрепились в Кондэ и жестоко опустошили королевство Карломана. Король же Карломан со своим войском расположился лагерем на Сомме в Барло; норманны все-таки не прекращали своих грабежей, при этом принудив к бегству всех жителей, остававшихся на том берегу Соммы. Отсюда они пошли с войском через Тьераш и пересекли Уазу. Король преследовал их и настиг у Аво. И в разгоревшейся битве франки добились победы, при этом погибло около тысячи норманнов; однако, они ни в коей мере не были укрощены этим поражением. Карломан отправился в свой пфальц Компьен, а норманны возвратились в Кондэ к своим судам; из этого места они опустошали огнем и мечом все королевство вплоть до У азы, сносили стены и до основания разрушали монастыри и церкви, губили мечом и голодом служителей слова Божьего или продавали их за море и убивали местных жителей, не встречая никакого сопротивления. Тогда аббат Гуго, услышав об этом, собрал своих людей и пришел к королю; и когда норманны возвращались после своего грабительского похода из округа Бовэ, он вместе с королем последовал за ними в лес Виконь, но норманны рассеялись в разные стороны и с незначительными потерями возвратились к своим кораблям. В эти дни ушел из жизни Гинкмар, архиепископ Реймса, муж, заслуженно почитаемый всеми, которому

в год Господень 883 на епископской кафедре наследовал Фолко, достойнейший во всех отношениях человек. После этого норманны сожгли монастырь и церковь св. Квентина, а также церковь Богоматери в городе Аррасе. Король Карломан вновь преследовал норманнов, не совершив, правда, ничего достойного и полезного. В эти дни умер также Гротгар, епископ Бовэ; его преемником стал Гонорат. С наступлением весны норманны покинули Кондэ и отправились на побережье. Здесь они оставались все лето, вынудив фламингов бежать со своих земель и, свирепствуя повсюду, опустошили все огнем и мечом. С приближением осени король Карломан, чтобы защитить королевство, обосновался с войском в округе Виме, у виллы Мианнэ, напротив Лавьера; норманны же с конницей и пешими отрядами, а также всяческим военным снаряжением пришли в Лавьер в конце октября; и, поскольку их корабли, кроме того, вошли из моря в Сомму, они принудили короля со всем его войском бежать и отступить за Уазу. Затем они обосновались на зимовку в Амьене; отсюда они опустошали все земли до Сены и на обоих берегах У азы и, не встречая сопротивления, предавали огню монастыри и церкви Божьи. Когда же франки увидели, что сила норманнов во всех их предприятиях все больше возрастает, они послали к ним некоего дана по имени Зигфрид, ставшего христианином, чтобы он искусно переговорил [с их вождями] о возможности выкупить королевство. Тот отправился в Бовэ и оттуда в Амьен, чтобы выполнить данное ему поручение.

В год Господень 884. В это время умер Энгельвин, епископ Парижа, и на его место встал аббат Гауцлин. Норманны же не прекращали убивать и уводить в неволю христиан, разрушать церкви, сносить стены и сжигать деревни. На всех улицах лежали тела священников, благородных и иных лайенов, женщин, детей и младенцев; не было ни одной дороги или места, где бы не лежали убитые, и всякому было мучительно и прискорбно созерцать, как народ христиан доведен почти до полного истребления.

Между тем, поскольку король был еще слишком юн, все знатнейшие собрались в пфальце Компьен, чтобы обсудить между собой, что же им следует делать, и, посовещавшись, они отправили дана Зигфрида, племянника дана Рорика, который был христианином и сохранял верность королю, вести переговоры с самыми знатными людьми своего народа [о том], чтобы они взяли дань и затем покинули королевство. Тот, стараясь выполнить данное ему поручение, прибыл в Амьен и известил знатнейших из народа [данов] о цели своего визита. И после длительных переговоров, во время которых он ездил туда и сюда, извещая то тех, то этих, норманны потребовали, наконец, от короля и франков в качестве дани 12 тысяч фунтов серебра по их собственным меркам. И после того, как обе стороны обменялись заложниками, те, кто жил на том берегу Уазы, вновь до некоторой степени были в безопасности. Со дня очищения св. Марии и до октября эта безопасность взаимно сохранялась.

Однако норманны, в привычной манере, продолжали грабительские походы по ту сторону Шельды, опустошали все огнем и мечом, разрушая монастыри, города и селения, и неистовствовали, истребляя местное население. И после Пасхи они начали собирать дань; церкви и церковные сокровища были разграблены. После же того, как дань была уплачена, в конце октября франки объединились, чтобы противостоять норманнам, если те не сдержат своих обязательств. Норманны же сожгли свой лагерь и ушли из Амьена, а король и франки, переправившись через У азу, большую часть пути следовали за ними. Упомянутые даны, двигаясь дальше, пришли в Булонь; там они совещались о том, что им следует делать, и часть из них отправилась за море, остальные пошли в Ловен, расположенный в некогда принадлежавшем Лотарю королевстве; и здесь они разбили лагерь, чтобы перезимовать. Франки же, которые были с Карломаном, возвратились на родину, и только некоторые молодые люди остались с ним, чтобы поохотиться в лесу Безю. И в тот момент, когда король хотел заколоть кабана, один из сопровождавших его, по имени Бертольд, желая помочь ему, случайно ранил Карломана в голень. Получив рану, король прожил еще семь дней, но скончался в том же месте ... декабря в возрасте 18 лет. Его тело было перевезено в Сен-Дени и здесь погребено. Франки же посовещались и отправили графа Теодориха в Италию к императору Карлу с тем, чтобы тот прибыл во Франкию.

В год Господень 885. Император Карл, получив известие, немедленно отправился в путь и дошел до Понтьона; сюда к нему пришли все, кто был в королевстве Карломана и подчинились его власти. Затем император Карл снова возвратился в свою страну, приказав тем, кто был из королевства умершего Лотаря и из королевства Карломана, идти в Ловен против норманнов. Оба войска в установленный для сбора день прибыли в названное место, кроме аббата Гуго, который отсутствовал в этом походе по причине болезни ног. Но они не совершили там ничего достойного и с великим позором возвратились обратно. И франки, пришедшие из королевства Карломана, были осмеяны данами, которые кричали: "Для чего вы к нам пришли? В этом не было необходимости. Мы знаем, кто вы; вы хотите, чтобы мы снова к вам вернулись -- мы это обязательно сделаем".

В это же время дан Готфрид, собравшийся нарушить свою клятву [верности], вследствие хитрости Герульфа, своего верного, был убит герцогом Генрихом. Также Гуго, сын короля Лотаря, был ослеплен по приказу императора, последовавшего совету упомянутого герцога.

25 июля норманны со всем своим войском вторглись в Руану, а франки следовали за ними до этого места. Поскольку их корабли еще не прибыли, норманны переправились через реку на кораблях, найденных на Сене, и, не откладывая, тотчас приступили к укреплению своего лагеря. Между тем сошлись все, кто жил в Нейстрии и Бургундии и, собрав войско, они выступили, намереваясь воевать с норманнами. Но когда они уже должны были схватиться, случилось так, что Рагнольд, герцог Мэна, погиб с немногими людьми, и, вследствие этого, остальные в великой скорби возвратились на родину, не совершив чего-либо полезного.

Тогда норманны, алкавшие пожаров и смерти, снова начали неистовствовать -- они убивали христиан, уводили их в плен и разрушали церкви, не встречая сопротивления. И франки вновь приготовились к обороне, но не к открытой битве -- они соорудили укрепления, чтобы сделать для норманнов невозможным передвижение на кораблях. Они построили крепость на Уазе у Понтуаза и поручили ее охранять Алетрамну. Епископ Гауцлин приказал укрепить Париж. Но в ноябре норманны вошли в Уазу, осадили упомянутую крепость и не давали тем, кто в ней заперся, брать воду из реки (других же источников у них не было). Защитники крепости сильно страдали из-за недостатка воды. Что много говорить? Они запросили мира и добивались, чтобы им позволено было уйти живыми; и после того, как обе стороны обменялись заложниками, Алетрамн со своими людьми отправился в Бовэ. Норманны же сожгли упомянутую крепость, захватив в качестве добычи все, что нашли в ней. Дело в том, что те, которые покинули крепость, оставили там все свое имущество, кроме оружия и лошадей; только при этом условии им было позволен уйти.

Невероятно кичащиеся этой победой, норманны дошли до Парижа и тотчас атаковали одну из башен -- они надеялись, что ее можно будет быстро завоевать, поскольку построена она была еще не полностью. Христиане мужественно обороняли ее и сражение продлилось с утра до вечера, наконец, ночь прервала битву и тогда норманны возвратились на свои корабли. Но аббат Гауцлин и граф Одо со своими людьми работали всю ночь, чтобы еще больше укрепить башню, подготовив ее к сражению. На другой день норманны вновь поспешили на штурм этой башни и была тяжелая битва вплоть до заката солнца. Даны, потеряв многих из своих, возвратились на корабли. Но потом они соорудили напротив города крепость и приступили к настоящей осаде, построили осадные орудия, попытались развести [под стенами] огонь и использовали все свои способности для того, чтобы завоевать город. Но христиане храбро сражались против них и из всего выходили победителями.

В год Господень 886 в феврале жителей города постигло тяжелое несчастье. Значительным подъемом воды в реке был разрушен маленький мост. Епископ, услышав об этом, еще ночью послал благородных и храбрых мужей из своего окружения для защиты башни с тем, чтобы с наступлением утра можно было снова восстановить мост. Для норманнов же все это не осталось сокрытым. Они поднялись перед рассветом, в большом количестве поспешили к этой башне, окружили ее со всех сторон для того, чтобы никакая помощь из города не могла прибыть к тем, кто был в ней, и начали штурмовать ее. И так как те, кто находился в башне, оказывали отчаянное сопротивление, крик толпы достигал неба, в то время как епископ и все горожане, стоя на городской стене, громко стенали и плакали от того, что ничем не могут им помочь, и, поскольку епископ был не в состоянии сделать что-либо иное, он поручил их Христу. Норманны же стремительно прорвались к воротам башни и подожгли их. И те, которые находились там, побежденные ранами и огнем, попали в плен и для того, чтобы опозорить народ христиан, были различными способами убиты и брошены [норманнами] в реку. Затем они разрушили эту башню и продолжили далее осаду города.

Епископ же, с сердцем, разбитым тяжелой утратой, послал к графу Херкенгеру письмо с поручением как можно скорее отправиться в Германию и умолять Генриха, герцога австразийцев, оказать помощь ему и всему народу христиан. Херкенгер немедленно исполнил данное ему поручение и сделал так, чтобы Генрих с войском отправился в Париж, но тот ничем не сумел помочь и вновь возвратился в свою страну. Тогда Гауцлин, который всячески стремился поддержать христиан, заключил мир с датским королем Зигфридом, чтобы таким образом освободить город от осады. Пока все это происходило, епископ был застигнут тяжелой болезнью и окончил свою жизнь, и был похоронен в собственном городе. Его смерть не осталась тайной для норманнов. Еще прежде, чем о его смерти стало известно жителям, снаружи норманнами было объявлено, что епископ умер. Теперь народ, лишившийся своего отца и истомленный, осадой, пребывал в состоянии глубокой подавленности. Сиятельный граф Одо пытался воодушевить людей своими увещеваниями, однако норманны изо дня в день продолжали совершать нападения. С обеих сторон многие были убиты, еще больше обессилело от ран; кроме того и еды в городе оставалось все меньше.

В это время ... умер почтеннейший аббат Гуго и был погребен в Оксере в монастыре св. Германа. Одо же, видя, что народ повергнут в уныние, тайком покинул город, чтобы искать помощи у знатнейших людей королевства и, кроме того, через них уведомить императора, что город будет вскоре потерян, если ему не подоспеет помощь.

Вернувшись, он нашел город в великой скорби по поводу его отсутствия; но больше всего [у людей] удивление вызвало то, что он вообще попал в город. Норманны наперед узнали о его возвращении и ожидали его перед воротами башни. Он же пришпорил своего коня и, разя врагов направо и налево, пробил себе дорогу в город и скорбь народа превратилась в радость. Никто из смертных не может сосчитать, какие опасности они там перенесли и сколько тысяч людей пало в разных сражениях с обеих сторон. Дело в том, что норманны беспрерывно тревожили этот город, применяя различные виды оружия, [осадных] машин и стенобитных орудий. Все христиане при этом с великим усердием взывали к Богу и всегда спасались; и борьба в том или ином виде продолжалась около восьми месяцев, прежде чем император пришел к ним на помощь.

С приближением осени император с могучим войском прибыл в Кьерси и послал вперед себя под Париж упомянутого Генриха, герцога австразийцев. Очутившись со своим войском вблизи города, он неосмотрительно с немногочисленной свитой отправился верхом вокруг лагеря данов, чтобы посмотреть, как его войско могло бы напасть на лагерь врагов и где им следует укрепить собственный лагерь. И вот его конь внезапно провалился в один изо рвов, который сделали норманны, и сбросил его на землю. Тотчас же из засады выскочили несколько данов и убили его; это принесло христианам столько же великой скорби и страха, сколько радости данам. И когда они сняли с него оружие, один из франков, по имени граф Райнер, спустился туда и вырвал у них тело Генриха, оставшись невредимым. О случившемся немедленно известили императора, который был сильно опечален полученным сообщением и принял решение идти под Париж с большим войском; однако, поскольку герцог был мертв, он не совершил ничего полезного.

В это время, 17 сентября, город Бовэ был частично разрушен огнем. В этом пожарище погибло все ценнейшее имущество монастыря св. Ведаста в виде сокровищ, священных одеяний, книг и документов.

Император же подошел со своим войском к лагерю норманнов и, поскольку они расположились на обоих берегах реки, он принудил их оставить один берег, переправиться через реку и ограничиться лагерем на другом берегу. Затем он отослал в город гарнизон, а войску повелел переправляться через реку. И, так как приближалась зима, противники вскоре начали обмениваться посланцами, чтобы император мог заключить с данами мир. И это было воистину презренное решение. Потому что им не только был обещан и передан выкуп за город но и без каких-либо препятствий открыта дорога, чтобы зимой они разграбили Бургундию. После этого император, утвердив в этом городе епископа по имени Аскрих и передав графу Одо земли его отца Ротберта, поднял лагерь и поспешил возвратиться туда, откуда пришел. В монастыре св. Медарда в Суассоне он разделил земли между франками. И не успел он еще покинуть это место, как упоминавшийся выше король Зигфрид вошел в У азу и, двигаясь со своими людьми сзади императора по земле и по воде, все опустошал огнем и мечом. Когда император узнал об этом -- огонь доставил ему самое верное известие, -- он поспешно возвратился в свою страну. После этого Зигфрид предал огню славнейшую церковь св. Медарда, монастыри, деревни и королевские пфальцы, убивая и уводя в плен местных жителей. Норманны же, которые из-под Парижа двинулись на кораблях вверх по Сене, вошли со всем своим войском, вооружением и кораблями в реку Йонну и осадили город Сане. Однако Эврард, епископ этого города, немедленно вступил с норманнами в переговоры о выкупе города и добился, чего хотел.

В год Господень 887. Норманны по своей привычке бродили до Сены и Луары. В это время умер также Эврард, епископ Санса, которому наследовал юный Вальтер. До лета они оставались там и пожарами и убийствами превратили страну в пустыню. Зигфрид в конце весны возвратился со своими людьми на Сену, делая то же, что и обычно, а осенью отправился во Фрисландию, где и был убит. Даны из-за обещанной императором дани снова пришли под Париж. Чтобы уладить это дело, Аскрих отправился к императору и возвратился с тем, за чем ходил. И после уплаты дани даны, поскольку не было никого, кто мог бы им помешать, снова прошли по Сене в Марну и разбили лагерь у Шези.

Когда восточные франки увидели, что силы императора слабы для управления империей, они лишили его власти и посадили на королевский трон его племянника Арнульфа, сына Карломана. Западные же франки разделились между собой; одна часть хотела поставить королем Видо Италийского, другая -- Одо. Также, Беренгар присвоил себе Итальянское королевство. В эти дни умер Хродерард, епископ Камбре. Карл же, утративший власть, должен был быть задушен своими; однако вскоре он окончил свою здешнюю жизнь, чтобы, как мы верим, овладеть жизнью небесной. Норманны в своей обычной манере опустошили всю страну до Мааса, а также и часть Бургундии.

В год Господень 888. Как мы уже сказали, франки не были едины между собой; те, которые принадлежали к партии архиепископа Фулькона, пытались сделать королем Вито, иные же, среди которых самым выдающимся был граф Теодорих, [мечтали видеть на троне] Одо. Итак, те, которые призывали Одо, собрались в пфальце Компьен и, с согласия своих единомышленников, рукой епископа Вальтера помазали его на царство. В Лангре некоторые из Бургундии сделали королем Вито, [прибегнув к помазанию] с помощью Гелло, епископа этого же города. Между тем, пока все это происходило, 17 марта епископом Камбре и Арраса был поставлен Додило. Те же, кто жил по ту сторону Юра и по эту сторону Альп, собрались в Туле и потребовали, чтобы Рудольф, племянник аббата Гуго, был помазан на царство епископом упомянутого города, что тот и сделал.

Видо же, сделавшись королем и услышав, что во Фран-кии королем стал Одо, возвратился в Италию с теми, кто решил последовать за ним. Там он вел с королем Беренгаром немалое число войн, из которых всегда выходил победителем. И принудив, наконец, Беренгара бежать из королевства, он отправился в Рим и стал императором.

Король же Одо поспешил перетянуть на свою сторону частично лестью, частично угрозами тех франков, которые не желали подчиняться его власти.

Но после того, как они присягнули ему в том, что признают его власть, они обратились к королю Арнульфутем], чтобы он пришел во Франкию и принял причитающееся ему королевство. Вдохновителями этого раздора среди них были архиепископ Фулькон, аббат Рудольф и граф Балдуин. Однако пока это происходило, [на долю] Одо по Божьему милосердию выпала неожиданная победа. В день рождения св. Иоанна Крестителя он с небольшим отрядом натолкнулся на войско данов на реке Эна и, вступив в сражение, вышел из него победителем. Эта победа принесла ему немалую славу. После того он был приглашен Арнульфом на встречу. И, думая о своем собственном благополучии, а также о благе королевства и своих сподвижников, он, не колеблясь, отправился к королю в сопровождении самых знатных из своего окружения и послал вперед себя Теодориха и некоторых других людей, чтобы сообщить ему о своем прибытии и договориться с ним обо всем необходимом. Те выполнили данное им поручение и уведомили его, в какой день они должны прибыть на условленную встречу. В то время, пока посланники ходили туда и сюда, к королю Одо, оставив своих союзников, пришел Балдуин и обещал впредь быть верным ему. Одо же принял его радушно и с почетом, и призвал его оставаться верным своему обещанию, приказав следовать за ним на ту встречу. Итак, в условленный день король Одо, в твердой уверенности на помощь своих сторонников, прибыл в Вормс и был с почетом принят королем Арнульфом. И, после того, как они стали друзьями, король Арнульф с честью отпустил его в свое королевство, попросив при этом простить тех, кто перешел на его сторону.

Между тем норманны осадили город Мо, построили осадные машины и соорудили насыпь, чтобы завоевать город. Но граф Теутберт мужественно противостоял им, пока не пал, как и почти все его воины. Тогда после гибели графа, епископ Зигмунд, охваченный страхом, приказал замуровать городские ворота. И когда те, что были заперты в городе, утомленные осадой, обессилевшие от голода, опечаленные гибелью своих, увидели, что к ним ниоткуда не прибудет помощь, то начали вести переговоры с известными им норманнами о том, чтобы, сдав город, они могли уйти, сохранив жизнь. Что дальше? Предложение было передано норманнам и под видом мира от них получены заложники. Городские ворота были открыты, путь для христиан освобожден и выбраны люди, чтобы вести их, куда они пожелают. Но, после того, как они переправились через Марну и уже удалились от города на значительное расстояние, норманны бросились их преследовать и пленили епископа со всем народом. Затем, возвратившись, норманны сожгли город и разрушили стены, как они того и желали. И они оставались там почти до ноября.

Осенью король Одо пришел с собранным им войском в Париж и они разбили лагерь вблизи города для того, чтобы его снова не осадили. Норманны же возвратились по Марне в Сену; двигаясь отсюда дальше по земле и воде, они вошли в реку Луан и соорудили вблизи ее берега укрепленную стоянку. Король Одо отправился в Реймс навстречу посланникам Арнульфа, которые доставили присланную им корону. Он был коронован ею в церкви св. Божьей Матери в день св. Брикция и всем народом провозглашен королем. Там же, следуя благочестивым убеждениям, он простил тем, которые прежде отвергли его, их прегрешения, вновь принял их в свое окружение и призвал их впредь сохранять ему верность. Король Одо праздновал Рождество Господне в монастыре св. Ведаста.

В год Господень 889. После рождественских праздников он с немногими франками отправился в Аквитанию, чтобы добиться там признания своей власти. Когда об этом услышал Рамнульф, герцог большей части Аквитании, он пришел к Одо вместе со своими сторонниками и привел с собой маленького Карла, сына короля Людовика. И Рамнульф присягнул ему, что было законно и достойно, одновременно и за этого мальчика, чтобы относительно него не возникло никаких дурных подозрений. Приобретя таким образом [верность] части аквитанцев, король поспешил возвратиться во Франкию, где вновь появились норманны. Даны же, по своему обыкновению, опустошили огнем и мечом Бургундию, Нейстрию и часть Аквитании, не встречая сопротивления. К осени они вернулись под Париж и король Одо выступил против них; и после того, как они обменялись посланниками, одаренные королем норманны снова ушли из-под Парижа. Затем они покинули Сену и, двигаясь дальше по морю на кораблях, по суше пешком или на лошадях, разбили стоянку в округе города Кутанс возле крепости Сен-Ло и немедленно осадили эту крепость.

В год Господень 890. Пока длилась эта осада, умер Листа, епископ упомянутого выше города. И когда пали знатные люди из гарнизона той крепости, ее укрепления были, наконец, захвачены, жители убиты, а сама крепость сравнена с землей. Однако бретонцы мужественно защищали свое королевство и вынудили данов, истощенных [боями,] возвратиться на Сену. Накануне праздника Всех святых даны, войдя через Сену в У азу, подошли к городу Нион, чтобы разбить здесь лагерь для зимовки. Тех же, кто шел сухопутным путем, король Одо встретил у Германиака. Но из-за неудобства места он не сумел причинить им никакого вреда. Норманны продолжили свой путь до [намеченной] цели и разбили лагерь напротив города. Гастинг со своими людьми укрепился на Сомме возле Аргуёв. Король же Одо, собрав войско, осел на берегу У азы с тем, чтобы норманны не опустошали беспрепятственно его королевство.

Гастинг заключил с аббатом Рудольфом коварный договор о том, что он может беспрепятственно отправляться, куда пожелает. В день св. евангелиста Иоанна упомянутый Гастинг появился возле крепости и монастыря св. Ве-даста. Опасаясь, что с ним пришли все, кто был в Нионе, и из страха перед предательским нападением аббат Рудольф сдержал народ, что также предписал Гастинг. Когда после их ухода он все-таки узнал правду, то весьма сожалел о сделанном. Но он устрашил их частыми вылазками и они не отваживались позднее снова приходить к упомянутой крепости.

В год Господень 891. От норманнов, что были под Нионом, отделился отряд и прошел всю страну до Мааса; оттуда они возвратились через Брабант, переправились через Шельду и затем, двигаясь дальше по непроходимым местам, попытались вернуться в лагерь. Король же Одо преследовал их и настиг у Гальтеры, но не так, как того желал. Дело в том, что, бросив добычу и рассеявшись по лесам, они спаслись и таким образом вернулись в лагерь. С приближением осени они покинули Нион и отправились на побережье, где провели все лето; отсюда они двинулись к Маасу. Король Арнульф, услышав об этом, немедленно поспешил и, переправившись через Шельду, гнался за ними почти до Арраса. Однако он не сумел их настигнуть и затем вновь возвратился в свое королевство. Норманны же, которые зимовали в Нионе, решили остановиться на зимовку у Ловена и в ноябре прибыли туда; норманны из-под Аргуёв укрепились у Амьена. Король Арнульф собрал войско и отправился против норманнов; и с Божьей помощью он завоевал тот лагерь, при этом было убито огромное число данов, и после победы возвратился в свое королевство. Однако норманны, которые были рассеяны во все стороны, вновь собрались и укрепились в том месте. Король Одо, собрав войско, пришел в Амьен, но ничего не совершил. Позднее даны из-за нерадивости [королевской] стражи неожиданно напали на Одо в округе Вермандуа и принудили его к бегству.

В год Господень 892 умер аббат и левит Рудольф и был похоронен в монастыре св. Ведаста, в церкви св. Петра слева от алтаря. На третий день после его кончины, когда жители крепости уже послали к королю графа Эгфрида с сообщением о его смерти, для того, чтобы он дал им ответ, что они должны делать по его воле, в полном несоответствии тому, что они велели сказать королю и что обещали графу Эгфриду, по совету хитрейшего Эверберта они призвали Балдуина Фландрского и приняли его к себе против воли короля. И, по настоянию Эверберта, граф Балдуин отправил к королю Одо послов и велел ему сказать, что хотел бы с его согласия получить аббатство своего родственника. Король же Одо ответил, что прежде он должен позволить ему стать господином над своей собственностью, которую ему вручил Господь, и что тот должен войти к нему в доверие для того, чтобы он нашел в нем одного из верных ему, [королю], людей. Однако Балдуин не пожелал согласиться на это. Король снова и снова отправлял послов, но они возвращались ни с чем. С того времени Балдуин был враждебно настроен по отношению к королю. Итак, оставив своего брата в Аррасе, он сам еще до Великого Поста прибыл во Фландрию.

Но в понедельников перед Пасхой нас постигло невосполнимое несчастье. Дело в том, что в шестом часу дня в этой крепости вспыхнул пожар и разрушил там церкви св. Ведаста, св. Петра и св. Марии. В этом огне у нас были похищены все реликвии святых, а крепость практически уничтожена. После этого на нас обрушился великий голод и бесплодие земли, так что местные жители, сильно голодая, покидали свои родные места.

Балдуин же заново отстроил крепость и приготовился к сопротивлению. Однако епископы отлучили его от церкви. Тогда король Одо, собрав войско, отправился как будто в Аррас; в действительности же он намеревался идти во Фландрию. Балдуин двинулся из Арраса по другой дороге, опередил короля и встал на его пути; таким образом, король без какого-либо успеха вновь возвратился в свою страну. Еще до этого Валкер, один из его родственников, присвоил себе крепость Лаон, которую получил от короля; но король осадил крепость и вскоре занял этот город. По истечении нескольких дней его судили, однако король не помиловал его и велел отрубить ему голову. Это произошло прежде, чем король отправился во Фландрию. Дело в том, что Балдуин при посредничестве Эверберта заключил с Валкером мир и мир этот стоил Валкеру жизни.

Когда норманны, возвращаясь из Лаона увидели, что все королевство истощено голодом, они покинули осенью Франкию и отправились за море. Франки, которые уже долго были враждебны Одо, объединились с другими, чтобы исполнить свои намерения, и посоветовали королю покинуть Франкию и отправиться на зимовку в Аквитанию, чтобы Франкия, терзаемая столько лет, могла снова прийти в себя. И, поскольку Рамнульф умер, а Эбулюс и Гоцберт отпали от него, он мог бы или снова присоединить их, или изгнать их из своего королевства, или лишить их жизни. Он поверил этому и последовал их совету, не зная, что они замышляют против него зло. И когда он подошел к границам Аквитании, Эбулюс, заранее извещенный о его прибытии, обратился в бегство, но у какой-то крепости был убит камнем. После случившегося его брат Гоцберт был подобным образом окружен и вскоре окончил свою жизнь.

В год Господень 893. Франки, оставшись во Франкии, собрались в Реймсе, намереваясь обнаружить свою враждебность и ненависть по отношению к королю Одо и приняли по этому поводу решение вновь встретиться в этом месте в день очищения св. Марии, чтобы потом явно продемонстрировать то, о чем они теперь договорились между собой. Также они отправили людей и велели прийти на это собрание сыну Людовика, Карлу, который был еще совсем мальчиком; и вновь собравшись в Вормсе в условленный день, они провозгласили Карла преемником на отцовском троне и сделали его королем. И все вступили в сговор против короля Одо. Молва о том быстро распространилась и принесла королю Одо весть о случившемся; но, так как в соответствии с ранее принятым решением, он задерживался в Аквитании, то потребовал от своих верных, находившихся во Франкии, не колебаться и твердо сохранять верность по отношению к нему. После Пасхи архиепископ Фулькон и граф Хериберт, взяв с собой короля Карла, со всем войском выступили против короля Одо; и против них с многочисленным войском пошли Рихард, Вильгельм и Гадемар. Король не замедлил двинуться против мятежников и отправил к тем, что были с Карлом, посольство, предложив им покаяться, в чем они по отношению к нему провинились и вспомнить о клятве, которую они ему давали. Все это завершилось тем, что каждая из сторон, ничего не добившись, возвратилась к себе. Карл со своими вернулся во Франкию, Одо же остался в Аквитании. Но во время сбора урожая король Одо внезапно появился во Франкии и принудил Карла и его сторонников покинуть королевство. Все же в сентябре Карл со своими неожиданно прибыл во Франкию и, обменявшись послами, они [с Одо] заключили между собой мир до Пасхи. Итак, король Одо отправился в Компьен; Карл же вместе с Фульконом возвратился в Реймс.

В год Господень 894. После Пасхи король Одо, собрав войско, решил идти в Реймс против Карла и верных ему людей; те же, которые отпали от него, собрались в Реймсе вокруг своего короля. И король Одо прибыл туда и разбил лагерь напротив них. Когда сподвижники Карла увидели, что у них недостаточно сил для сопротивления Одо, они ночью ушли из города со своим королем, предварительно укрепив его и выставив стражу, а также под предлогом мирных переговоров получив от Ротберта заложников, и отправились с королем под защиту короля Арнульфа. Король Арнульф радушно принял своего родственника, уступил ему отцовское королевство и выделил для поддержки людей из восточной Франкии. Возвращаясь от Арнульфа, они натолкнулись на Одо, который ожидал их с войском в своем королевстве на реке Эсн. Те, что были при Карле со стороны Арнульфа, поддерживали с королем Одо дружеские отношения. [Люди Одо] остались стоять на другом берегу упомянутой реки. И каждый, ничего не добившись, возвратился к себе. Король Одо остался во Франкии, Карл же отправился к Рихарду; король Одо последовал за ним, намереваясь с помощью оружия положить конец спору. Но Божьим милосердием не было допущено, чтобы спор разрешился кровью. В это же время Манассом, верным Рихарда, был ослеплен Теутбольд, епископ Лангра. Король Одо вновь возвратился во Франкию, Карл же со своими оставался в Бургундии [в тех местах], где они имели такую возможность.

В год Господень 895. Сторонники Карла, находясь в бедственном положении -- поскольку король Одо лишил их всего, чем они владели во Франкии -- сильно опустошили Бургундию. И их [негодующий] крик долетел до слуха короля Арнульфа; он отправил во Франкию послов и приказал Одо и Карлу прийти к нему, чтобы положить конец этому бедственному состоянию. Все же сторонники Карла удержали своего короля от этой поездки и отправили королю Арнульфу лишь свое посольство. Король Одо, напротив, двинулся в путь с отборным отрядом отважных мужей и пришел к королю Арнульфу, которому оказал великий почет. Король же уважительно принял его и с радостью отослал обратно на родину. И в присутствии короля Одо король Арнульф сделал королем своего сына Цвентибольда и передал ему королевство, которое прежде принадлежало Лотарю.

Когда король Одо возвращался от Арнульфа, он встретил по пути архиепископа Фулькона, направлявшегося к Арнульфу. Тот едва успел спастись бегством, в то время как граф Аделунг, сопровождавший его, был убит. Сторонники Карла отправились к Цвентибольду и предложили ему часть королевства при условии, что он придет и поможет своему родственнику Карлу. Когда об это услышал король Одо, он переправился через Сену, не обращая внимание на изнуренность своих сподвижников. Король же Цвентибольд и Карл пришли с войском и осадили Лаон. Однако граф Балдуин и его брат Рудольф, а также Райнер, следуя дурному совету покинули Карла и отправились к Цвентибольду. Когда сторонники Карла увидели, как уменьшается их число и когда стало известно, что Цвентибольд со своими замышляет лишить Карла жизни, прямо с места осады они отправили к Одо послов и просили выделить Карлу и им часть королевства, какую тот пожелает, и снова помириться с ними. Король с готовностью согласился на это, собрал войско и возвратился во Франкию. Когда об этом сообщили Цвентибольду, отступившему от Лаона, поскольку епископ Дидо, вступив в переговоры, попросил о перемирии и так как он увидел, что знатнейшие сподвижники Карла поддерживают его не так, как прежде, он поспешно возвратился в свое королевство. Король же Одо пришел в Корбье и дальше в Аррас и осадил крепость и монастырь св. Ведаста; все же из христианского сострадания он не хотел завоевывать его с помощью оружия. Когда люди Балдуина увидели, что не могут сопротивляться ему, они попросили о мире, дали королю заложников и обратились к своему сеньору с тем, чтобы он указал им, что им следует делать [дальше]. И поскольку их посланец не вернулся, король велел открыть ворота и вошел в монастырь и крепость, отправился в пределы св. Ведаста и, опустившись на землю возле его могилы, усердно молился и, не сдерживаясь, плакал; также он выслушал там мессу, отслуженную в благодарение Господу. Вследствие всех этих дел со стороны Карла и его знатнейших прибыли Хериберт, Херкенгер и Хекфрид. С Ротбертом возвратились посланники Балдуина и сделали то, что приказал их сеньор. И король тотчас повелел возвратить Ротберту ключи от крепости, а всем своим людям покинуть ее -- так люди Балдуина снова получили крепость во владение. Король же велел идти из Арраса в Сен-Кантен и Перонну. Дело в том, что Родульф, организовав заговор, под покровом ночи отнял крепость Сен-Кантен у сына Теодериха. Но так как туда и сюда ходили послы, король отложил свой поход и, чтобы провести зиму без раздоров, только после Пасхи повелел верным Карла явиться на собрание.

В год Господень 896. Король Одо перезимовал во Франкии, король же Карл на Мозеле. Из-за этого сторонники Карла видели в Балдуине врага и ими повсюду были причинены опустошения. Весь этот год прошел в различных собраниях. Король Одо созвал своих верных на собрание, поскольку хотел выделить Карлу часть королевства, которую они держали. Но граф Родульф сорвал все это собрание; затем Хериберт и Херкенгер, все уже безвозвратно потеряв, отправились к королю Одо и лишь немногие остались с Карлом. После этого король Одо осадил крепость Сен-Кантен и Перонну и изгнал оттуда людей Родульфа. Архиепископ же Фулькон, который до сих пор оставался на стороне Карла, увидев себя окруженным верными Одо, поневоле пришел к королю и исполнил все, что тот приказал. Карл, услышав об этом, удалился в королевство Цвентибольда.

В это время норманны под предводительством своего герцога Хундео на пяти барках вошли в Сену. И так как король предпочел решать другие дела, то заметно ухудшил свое положение и положение королевства. Родульф же, распаленный гневом из-за утраты крепостей, не прекращал разграблять аббатство Сен-Кантен, до тех пор, пока наконец не был убит Херибертом в битве. Норманны, численность которых к тому времени заметно увеличилась, вошли в Уазу и, не встречая сопротивления, укрепили лагерь в Шуази.

В год Господень 897. Затем они, не встречая сопротивления, отправились за добычей [и дошли] вплоть до Мааса. Когда же они возвращались обратно из своего грабительского похода, им повстречалось королевское войско; однако ничего не произошло. Все же после этого норманны вновь оснастили свои корабли и возвратились в Сену, чтобы [не столкнуться] с войском короля и не оказаться в окружении. Здесь они оставались все лето и грабили, не встречая отпоpa. Карл же в монастыре Дуниниум крестил на Пасху Гундеуса, которого к нему привели.

Тогда сторонник Карла, видя свою малочисленность и не имея надежного убежища, вновь направились к королю Одо, чтобы напомнить ему, что их сеньор является сыном его прежнего сеньора и поэтому надо уступить тому какую-то часть из отцовского наследства. Король, посовещавшись со своими, ответил, что хотел бы пожалеть его, если это ему удастся. И после того, как они периодически обменивались посольствами, Карл пришел к нему. Он радушно принял его, дал ему из королевства столько, сколько ему показалось уместным, пообещал дать ему еще больше, примирил его с Херибертом и затем отпустил домой. Также к королю пришел Балдуин, побужденный Ротбертом. Тот с честью принял его, а он [в свою очередь] исполнил все, что приказал ему король. Затем Одо отпустил его домой. Норманны же, надеясь на свою многочисленность, опустошали огнем и мечом все остальные части королевства. Тогда король, желая выкупить королевство, отправил к ним посольство и после заключения договора они пошли на Луару, чтобы перезимовать там. Король же Одо прибыл в крепость Ла Фер на Уазе и там тяжело заболел. И чувствуя себя день ото дня все хуже и хуже, он обратился ко всем с просьбой сохранить верность Карлу.

В год Господень 898 1 января он умер в том же месте и тело его было перенесено в Сен-Дени и там с честью погребено. После смерти короля франки собрались ... в Реймсе и вновь посадили Карла на отцовский трон. Балдуин, не желая встречаться с Херибертом, отложил свое прибытие. Однако он отправил послов, которые сообщили королю, что он ему верен, как тому и надлежит быть.

Норманны же в начале года возвратились на свои корабли после того, как опустошили часть Аквитании и Нейстрии, разрушив при этом большое число крепостей и убив множество людей. После этого к королю пришел граф Ротберт, брат короля Одо, и, с честью принятый королем, он принес тому клятву верности и возвратился затем в свою страну. Так же поступил Рихард и Вильгельм. Затем Карл в округе Виме с небольшим войском преследовал вплоть до ... норманнов, возвращавшихся с добычей; и, хотя некоторые из них были убиты, а очень многие ранены, норманны, по своей привычке, держались непроходимых мест и возвратились потом на свои корабли. Зимой они пришли в Бургундию и остановились там на зимовку; однако граф Рихард ночью, в праздник Невинных младенцев,

дал им бой и, добившись победы, заставил отступить к Сене. Граф Райнер пришел к королю Карлу, торжественно обещал быть ему верным и посоветовал Карлу и его сподвижникам напасть на королевство Цвентибольда. Но тот собрал своих верных и выступил против Карла; они обменялись посольствами и Карл, так ничего не совершив, возвратился в свое королевство.

В год Господень 899 Балдуин, вопреки воле короля вторгся в Перонну, но вскоре вновь покинул ее. После этого в ноябре появились норманны, стремящиеся разбить лагерь на Уазе. Они прошли всю страну до Мааса, а король Цвентибольд преследовал их, но не догнал. Король Карл осадил крепость св. Ведаста и, после того, как все жители были выселены, те, кто держал крепость, отправили послов к Балдуину; и они, хотя и неохотно, дали королю заложников в обмен на возможность отступить, захватив свое имущество. Король же пришел на упомянутое собрание. И в округе Камбре к нему присоединился Балдуин. И первым делом между королем Карлом и Цвентибольдом был установлен мир и Балдуин возвратил королю крепость и вывел из нее своих людей; король же передал ее графу Альтмару. На этом собрании, кроме того, должны были помириться Хериберт и Балдуин. И каждый возвратился в свою страну.

[В год Господень 900]. Летом король Карл, собрав войско, расположился на Уазе, чтобы посовещаться, что ему делать со своими врагами. Балдуин же отправился на это собрание с намерением так расположить к себе короля, чтобы тот вновь отдал ему земли, которых его лишил. И когда Фулькон вместе с Херибертом воспротивились [этому], 16 июня Винемар со своими людьми неожиданно напал на архиепископа и смертельно ранил его. Его тело было перевезено в Реймс и погребено в церкви св. Ремигия. Однако позднее, после того, как Геревей был поставлен и утвержден синодом епископом Реймса, все убийцы епископа были прокляты и изгнаны из пределов святой Матери Церкви. Король же совещался с Ротбертом, Рихардом и Херибертом о том, что им следует предпринять против норманнов. Тогда в один из дней случилось так, что один из верных Рихарда, по имени Манас, в беседе с королем нехорошо отозвался о Ротберте. Ротберт, узнав об этом, сел на коня и возвратился домой; и, поскольку все они перессорились между собой, то каждый, ничего не добившись, возвратился к себе.