Н. А. Морозов — предтеча творцов «новой хронологии»

В. А. Бронштэн, кандидат физико-математических наук

Вопросы истории, № 6, 1998

Появление работ А. Т. Фоменко, Г. В. Носовского и В. В. Калашникова, посвященных хронологии древней истории, заставляет вспомнить о попытках Н. А. Морозова, преемниками которого считают себя и упомянутые авторы.

Среди трудов известного революционера, поэта и ученого, почетного академика Н. А. Морозова (1854–1946) особое место занимают его сочинения, посвященные астрономическому истолкованию Апокалипсиса, видений библейских пророков и ряда памятников древности (гороскопов и клинописей Древнего Египта и Вавилона). Это — «Откровение в грозе и буре» (1907), «Пророки» (1914) и семитомный «Христос» (1924–1932). В творческом наследии Морозова эта тематика, тесно связанная с его взглядами на историю человечества, занимает доминирующее положение. Однако в книгах и статьях, посвященных Морозову, этой стороне его научной деятельности почти не уделяется внимания 1. Совсем не отражены его работы по астрономической хронологии.

История сочинения «Откровение в грозе и буре» 2 (как, впрочем, и «Пророков») начинается с одиночной камеры Шлиссельбургской крепости, куда Морозов был переведен из Апексеевского равелина Петропавловской крепости в августе 1884 г. и где он пробыл до 28 октября 1905 года. Заключенные могли получать только религиозную литературу. Морозов попросил Библию и начал изучать Апокалипсис и книги пророков.

В Апокалипсисе описываются видения, представившиеся апостолу Иоанну 3, в том числе и ангелы, звери, драконы и кони с всадниками Морозов давал свое толкование последним По его мнению, кони это планеты, а всадники — созвездия, в которых эти планеты находятся. В самом тексте Библии нет и намека на такую трактовку этой части 6-й главы Апокалипсиса. Между тем, именно на этом построены рассуждения Морозова. В Апокалипсисе говорится: «И я взглянул, и вот конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец, и вышел он, как победоносный и чтобы победить». Морозов понимает этот текст так: планета Юпитер находилась в созвездии Стрельца.

Еще одна цитата: «И я взглянул, и вот конь бледный, и на нем всадник, коему имя смерть; и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертой частью земли умерщвлять мечом, и голодом, и мором, и зверями земными». Здесь ни слова о небесных светилах. Но Морозов считает, что речь идет о планете Сатурн, когда она находилась в созвездии Скорпиона. Рыжего и черного коней он отождествляет с Марсом и Меркурием.

Во второй части этого сочинения Морозов с помощью астрономических таблиц вычисляет, что такое расположение планет было только 30 сентября 395 года. Но если эта дата верна, то автором Апокалипсиса никак не мог быть апостол Иоанн. Значит, это был другой Иоанн, скорее всего Иоанн Златоуст (347–407), один из виднейших отцов церкви, а Апокалипсис был создан не в I, а в конце IV века.

Одновременно Морозов переносит в IV в. Иисуса Христа. Исходя из своей точки зрения о том, что один и тот же человек мог в разных сочинениях называться разными именами, он отождествляет Иисуса с Василием Великим, архиепископом Кесарийским (329–379), старшим современником Иоанна Златоуста. Ведь Христос буквально означает «помазанник» (Божий), а имя Василий означает «царь». Из Евангелий известно, что на кресте, на котором был распят Иисус, римляне прикрепили табличку с буквами I.N.R.I., что означало «Иисус Назареянин, Царь Иудейский», хотя царем Иисус не был. Согласно Морозову, он был «столбован» (распят) 20 марта 368 года. Это и есть, по Морозову, действительная дата казни Христа. В хрониках, записях современников, сочинениях историков IV–V веков, или в житии Василия Великого не упоминается о факте «столбования» Василия. Указанная дата вычислена Морозовым, и вот на основании каких соображений.

Как сообщают евангелисты Матфей, Марк и Иоанн, во время казни Иисуса Христа «сделалась тьма по всей земле». Евангелист Лука полагал, что наступило солнечное затмение. Однако в этот день (14 нисана) было полнолуние, а значит, солнечное затмение было невозможно, зато было возможно затмение лунное. И действительно, 3 апреля 33 года (общепринятая дата казни Христа) было полное лунное затмение, которое можно было наблюдать в Иерусалиме.

Но эта дата не устраивала Морозова, которому нужен был именно IV век. И он нашел другое лунное затмение, приходившееся на 21 марта 368 года. Он объявил днем казни Василия Великого (Иисуса Христа) день, ему предшествовавший, — 20 марта. Более того, Морозов утверждал, что причиной казни Василия было предсказание им этого лунного затмения. Но об этом не говорится ни в житии Василия Великого, ни в Евангелиях. Более того «столбованный», по Морозову, Василий Великий не только остался жив, но и успешно продолжал свою проповедническую деятельность, будучи епископом Каппадокийским, он был произведен в архиепископы, назначен архиепископом Кесарийским и умер своей смертью 1 января 379 года. Сохранились надгробные речи о нем Григория Назианзина и Григория Нисского 4. Морозов объявляет эти речи подложными, житие Василия, — содержащим ошибки, а сделанный им самим вывод — единственно верным. Свое отношение к данным исторической науки Морозов выразил весьма категорически: «Если б против этой даты (вычисленной им, Морозовым. — В.Б.) были целые горы древних манускриптов, то и тогда бы их всех пришлось считать подложными».

Первое публичное выступление Морозова «Апокалипсис с астрономической точки зрения» состоялось 12 декабря 1906 г. на заседании физического отделения Русского физико-химического общества. Текст его доклада был опубликован в журнале «Вестник знания» (1907, № 2). Затем «Откровение в грозе и буре» издал журнал «Былое» в начале весны 1907 года. Интерес к этой книге и личности автора, проведшего 29 лет в заключении (до осуждения по делу «Народной воли» он еще три года сидел по «процессу 193-х»), привел к тому, что за пять месяцев шеститысячный тираж книги был распродан и пришлось выпускать второе издание. Оно было исправлено и дополнено автором.

Сразу после выхода первого издания стали появляться критические статьи. Богослов-историк Н. П. Аксаков опубликовал рецензию «Беспредельность невежества и Апокалипсис» в журнале «Церковный вестник» и отдельной брошюрой 5. Историк Н. М. Никольский выступил с обширной рецензией «Спор исторической критики с астрономией» 6. В «Русских ведомостях» (1907, № 108) появилась рецензия историка-слависта и палеографа В. Н. Щепкина. Обстоятельно разобрав вторую часть «Откровения», он показал, что Иоанн Златоуст никак не мог быть его автором.

Подробную рецензию в «Богословском вестнике» (1907, № 10) и в виде отдельной брошюры опубликовал философ В. Ф. Эрн. Затем вышла брошюра философа П. Астрова, а потом и рецензия богослова П. А. Юнгерова 7, которая содержит самый обстоятельный разбор книги Морозова, вышедшей к этому времени третьим изданием (1910 г.) и переведенной на польский, эстонский и немецкий языки.

Критики Морозова выступали с завидным единодушием. Вот выводы некоторых из них. «Психологически книга Морозова понятна и ценна, и русский читатель поймет ее и даже увлечется его. Но для того, чтобы быть научным исследованием, ей недостает самого главного: изучения предмета и научного метода» (Никольский). «„Откровение в грозе и буре” обнаружило с полной несомненностью фантастичность основной идеи Морозова, ненаучность его рассуждений, некритичность его методов» (Эрн). «Книга Морозова — не научное исследование. Исторические выводы его не соответствуют действительности. Говорить же об астрономической точности книги — это значит делать грубую методологическую ошибку и ненаучно скреплять автиритетом астрономии то, что не имеет с ней ничего общего» (Астров).

Заслуживают внимания доводы критиков Морозова. Первую группу этих доводов можно назвать «антиастрономическими», поскольку они содержат в основном критику попыток Морозова рассматривать видения Иоанна как отображение некоторого расположения на небе планет, или описание иных небесных явлений (например, затмений). Выше уже упоминались кони, которых Морозов довольно произвольно принимал за планеты, а также затмения. Были и другие возражения. Самое главное: если отождествление коней с планетами, а всадников с созвездиями (притом именно с теми планетами и теми созвездиями, с которыми их отождествляет Морозов) — неверно, то все астрономическое построение у Морозова рушится. Затем идут доводы исторические. Их больше всего. Эрн, приведя слова Морозова о «горах древних манускриптов», которые следует считать подложными, если они противоречат вычисленной им дате, восклицает: «Они (слова Морозова. — В.Б.) поражают… высокомерием естественника, презирающего все другие науки, кроме естественных, отрицающего всякое их значение, только потому, что он с ними не знаком». И далее Эрн приводит целый ряд выдержек из сочинений авторов II–IV вв., живших позже времени создания Апокалипсиса, если исходить из исторических данных, но раньше того времени, которое вычислил Морозов (таких авторов, согласно Никольскому, было, ни много ни мало, двадцать восемь).

Морозов знал об этих свидетельствах (во втором издании своей книги он приводит подборку цитат из сочинений этих авторов, составленную по его просьбе Б. Ф. Павловым, впрочем, только для того, чтобы тут же с ними «расправиться»). Так, к цитате из «Педагога» греческого философа Климента Александрийского (умер ок. 215 г,) он добавляет: «Это место представляет несомненную цитату из нашего библейского Апокалипсиса, и потому не может быть написано раньше чем в V веке». Итак, поскольку Климент цитирует Апокалипсис, он автоматически из II–III вв. переносится в V век. Навязчивая идея Морозова оказывается сильнее многочисленных исторических свидетельств о Клименте Александрийском, его взглядах, сочинениях, деятельности.

Юстин Философ, умерший в 166 г., во «Второй Апологии» и в «Разговоре с Трифоном Иудеем» не раз упоминает Апокалипсис и даже свидетельствует, что его написал Иоанн, один из апостолов Христовых 8. Оба сочинения Юстина хорошо датируются: первое концом 40-х годов, второе началом 60-х годов II века н.э. Морозов, приведя одно место из сочинения Юстина, где говорится об Апокалипсисе, добавляет: «Это, насколько мне известно, единственная фраза, которой снабдил Юстина средневековый редактор (или даже составитель) его сочинения». Но даже самый тщательный филологический анализ текста Юстина не позволяет обнаружить позднейшей вставки. Здесь Морозов придумывает «Средневекового редактора», чтобы защитить свою концепцию.

Ириней Лионский (ок. 130–202), автор известного сочинения «Против ересей» 9, был учеником Поликарла Смирнского, которому были ведомы люди, лично знавшие апостола Иоанна. Ириней неоднократно цитирует Апокалипсис, прямо указывая (в пятой книге своего труда), что автором его был именно апостол Иоанн. Однако Морозов просто переносит сочинение Иринея из второго века в пятый. Правда, при этом он ссылается на берлинского богослова прошлого века А. Гарнака, якобы утверждавшего, что «Против ересей» — сочинение V века. Эрн, внимательно изучивший работу Гарнака «Хронология древнехристианской литературы», и в особенности все, что было написано об Иринее, не нашел даже намека на упоминания о V веке. Таким образом данная ссылка Морозова оказалась совершенно не обоснованной. И таких примеров вольного его обращения с историческими данными критики приводят великое множество.

Что же касается доводов, так сказать, филологических, то здесь надо обратиться к соображениям специалистов, тщательно изучивших язык Апокалипсиса. Это произведение написано по-гречески, но язык его нелитературный, со многими следами еврейских оборотов. Писал его еврей, переводя еврейский текст на греческий язык. Такие следы еврейского влияния на греческий язык характерны для I в. н.э. (и для более ранних эпох), но совершенно не характерны для IV века. Филологический анализ показывает, что автором Апокалипсиса никак не мог быть Иоанн Златоуст, природный грек, писавший на прекрасном литературном греческом языке. Как установили филологи, Морозов неважно знал древнееврейский и даже латинский язык и допускал в своих переводах ошибки, искажавшие смысл. В ряде случаев имели место явные искажения и даже «препарирование» текста, выпускались одни места и добавлялись другие, призванные подкрепить выводы автора.

Уже в «Откровении» Морозов сообщил читателям, что работает над книгой «Пророки», в которой намерен подвергнуть астрономическому анализу видения библейских пророков: Иезекииля, Иеремии, Захарии, Исайи и Даниила. В 1911 г. Морозов был вновь осужден на год тюрьмы за сборник стихов «Звездные песни», в которых царское правительство усмотрело «призыв к ниспровержению существующего строя». Год он провел в Двинской крепости, где и завершил своих «Пророков». По выходе же на свободу, издал их в 1914 году 10.

«Пророки» не произвели столь сильного впечатления, как «Откровение». Их критический разбор был сделан Никольским только в 1925 г. 11, когда уже вышел первый том сочинения «Христос». Дискуссия о смысле видений пророков была продолжена в 1930–1932 годы. Никольский писал: «Тут опять-таки при помощи астрономического метода истолкования Морозов доказывал, что книги библейских пророков Иезекииля, Захарии и Иеремии относятся к V веку нашей эры, а книга Даниила к еще более позднему времени, примерно к 930 г. нашей эры; таким же поздним произведением, по мнению Морозова, является и книга пророка Исайи, для которой он, однако, не указывал более или менее точной даты. Отсюда для Морозова было ясно, что не автор „Откровения” Иоанна заимствовал у пророков, а пророки заимствовали у автора „Откровения”… Но перенесение пророков в V–X века христианской эры заставило Морозова пересмотреть некоторые общепринятые взгляды на древнюю историю. Раз пророческие книги оказались произведениями христианских писателей, то возникал вопрос, как же быть с евреями. И Морозов — уже не на основании астрономического метода, а на основании собственных догадок и умозаключений объявил, что никакого еврейского народа не было, а была лишь религиозная секта иудаистов, основанная во II веке неким Иудой-учителем… После таких неожиданных открытий Морозов в заключительных главах „Пророков” уже подвергает сомнению вообще всю древнюю историю, а также древность и подлинность ее памятников». Морозов легко расправлялся с судьбами целых народов. И евреи здесь не исключение. Позже, в труде «Христос», Морозов точно так же расправится и с римлянами, заявив, что никаких римлян вовсе не было.

Определяя время видений пророков астрономическими методами, Морозов, на основании выводов своего «Откровения», уже заранее исключал возможность их описания в дохристианскую эпоху, В видении Иезекииля Морозов видит планеты Марс, Меркурий, Юпитер и Луну (пророк описывал четыре колесницы, запряженные разномастными конями). Целесообразно сравнить точный перевод с еврейского и текст, препарированный Морозовым. В переводе Никольского это место звучит так: «И вот бурный ветер пришел с севера, и большое облако в нем, и блеск был кругом него, и пылающий огонь, и из середины огня (сияло) точно блеск полированной меди. И в середине сего — подобие четырех живых существ; и таков был вид их: образ человека у них, но четыре лица у каждого из них». А вот как переводит этот же текст Морозов: «Шла буря с севера, большое облако со сверкающими молниями, а вокруг него тянулось сияние Млечного Пути, как светящийся поток, текущий между вспышками огня грозы. На южной же стороне неба были видны четыре живые существа — планеты — и там же выделялся облик человека (в созвездии Змиедержца)». Как видим, Морозов произвольно добавляет в текст грозу, Млечный Путь, южную сторону неба, планеты и созвездие Змееносца (Змиедержца). Это позволяет ему «вычислить» дату события: 5 июня 453 года н.э. Так же он поступает и с текстами других пророков.

Содержание семи громадных томов сочинения «Христос» 12 невозможно прокомментировать в этом письме. В данном труде идет речь не столько об Иисусе Христе, сколько о весьма широком круге вопросов астрономической хронологии и истории человечества. Здесь имеются весьма полезные астрономические таблицы и графики, позволяющие определять дату события по заданной астрономической констелляции (расположению планет в созвездиях). Повторяются многие места из «Откровения» и «Пророков». Производится астрономическая датировка египетских гороскопов из Атриба, Фив и Дендеры, найденных английскими и немецкими археологами. И наконец, излагаются взгляды автора на историю человечества. Вот содержание «Христа» по томам: т. I «Небесные вехи земной истории человечества»; т. II «Силы Земли и небес»; т. III «Бог и Слово»; т. IV «Во мгле минувшего лри свете звезд»; т. V «Руины и привидения»; т. VI «Из вековых глубин»; т. VII «Великая Ромея. Первый светоч средневековой культуры».

Историю человечества Морозов представлял себе следующим образом. До I века н.э. по его мнению, никакой истории вообще не было (каменный век). Первый век — это конец каменной эпохи на берегах Средиземного моря, изобретение колеса и топора. Второй век — эпоха папируса и пергамента, бронзы и железа. Третий век — широкое использование железа, основание «латино-эллино-сирийско-египетской империи», представлявшей собой единое гocyдарство с единой историей, которую современные ученые ошибочно (с точки зрения Морозова) принимают за историю разных государств; Египта, Греции, Рима, Вавилона, Ассирии. Четвертый век — «Столбование», Василия (Иисуса Христа), появление Апокалипсиса и начало христианства. Пятый век — появление библейской литературы. Затем идут века с IV ло XIII и, наконец, XIV век, когда появляется «мода» писать от имени воображаемых греческих и римских авторов; возникают сочиненные средневековыми авторами «древняя история» и «древняя наука». (В другом месте Морозов относит создание «Начал» Евклида и Альмагеста Птолемея не к XIV, а к XII в., что впрочем, одно и то же.)

Историки, философы и астрономы подвергли критике эти построения. Их статьи можно условно разделить на три категории. Авторы публикаций, относимых нами к первой категории, спокойно и обоснованно опровергают все основные выводы Морозова и их аргументацию, используя — одни исторические (Никольский), другие астрономические (Идельсон) доводы. В статье последнего 13 приводится, в частности, и такой аргумент в пользу того, что «Альмагест» Птолемея написан именно во II, а не в XII веке. Птолемей в своем звездном каталоге координат звезд допустил ошибку в определении постоянной прецессии, получив для нее 36'' в год вместо правильных 50''. Астроном XII в., приняв значение 36'', допустил бы для II в. ошибку в 3–4 градуса, что намного превосходило погрешности наблюдений. Если бы даже он принял верное значение 50'', то и тогда он не смог бы «реконструировать» ошибку Птолемея на 1 градус, да и непонятно, зачем бы он, имея верное значение этой величины, приписал бы Птолемею неверное. Все наблюдения, приведенные Птолемеем в его Альмагесте за громадный период: от VIII в. до н.э. (Древний Вавилон) до II в. (эпоха Птолемея), то есть за 9 веков, проверены по современным теориям и их датировка Птолемеем полностью подтверждена. А благодаря несоизмеримости планетных движений повторение наблюдавшихся небесных явлений невозможно на протяжении многих тысячелетий.

К работам второй категории относится статья специалиста по истории древнего мира — А. В. Мишулина 14. Этот автор объявляет, что работы Морозова написаны с идеалистических позиций и потому вредны. В то же время Мишулин высказывает и ряд здравых мыслей в защиту общепринятой хронологии истории, хотя и упрекает Морозова за то, что тот не отразил в своих трудах главного движущего фактора истории — классовой борьбы. Но наибольший интерес, пожалуй, представляет третья категория. К ней относятся статьи капитана дальнего плавания И. А. Сергеева и астронома-любителя Б. Л. Гржегоржевского 15. Эти авторы также пытались выявить астрономический смысл в видениях пророков и апостола Иоанна, но пришли к совершенно иным выводам. Еще в 1930 г. Сергеев предполагал выступить на собрании Нижегородского кружка любителей физики и астрономии с докладом о предлагаемой им датировке видений пророков. А вся суть работы Сергеева состояла в том, что он подобрал для соответствующих констелляций даты, вполне согласующиеся с историческими данными о времени жизни и деятельности библейских пророков. Он написал об этом Морозову, но тот критики его не принял, и Сергеев был вынужден направить свою статью в журнал «Мироведение», где она и была опубликована. В том же номере журнала был помещен ответ Морозова. Вновь настаивая на точности своих расчетов, он даже не пытался опровергнуть расчеты Сергеева, и тем не менее называл его статью «зданием на песке» (так Сергеев охарактеризовал труды самого Морозова).

Сергеев подчеркивал необходимость увязывать астрономические расчеты с историко-социальными факторами, иначе говоря, с данными исторической науки. Для констелляций, выведенных им из анализа видений пророков, описанных в Библии, Сергеев получил данные, которые позволяют сделать вывод о том, что даты видений Иезекииля хорошо согласуются с историческими данными, чего нельзя сказать о видениях Захарии. Последнее Сергеев объяснял тем, что тот жил не при Дарии I Гистаспе, как принято считать, а при Дарии II (423–404 г. до н.э.); тогда даты вполне согласуются. Исходя из полученных им дат, Сергеев определил время разрушения Иерусалима 597 г. до н.э., что соответствует историческому году переселения евреев в Вавилон. Пленение иудейского царя Иоакима произошло, по Сергееву, в 608 г. до н.э. (по историческим данным — в 598 г.).

Седьмой том труда «Христос» был последним, увидевшим свет, хотя были вполне готовы к печати еще три тома. Они остались в рукописях и хранятся в фонде Морозова в Архиве РАН в Москве 16. Эти три тома не вышли в свет по обстоятельствам, связанным с изменением идейно-политической обстановки в стране. И несмотря на заверения Морозова (в ответе Сергееву), что он сторонник диалектического материализма, из оставшихся томов труда «Христос» это никак не следовало. И уж совсем не согласовывались взгляды Морозова с господствовавшей тогда школой М. Н. Покровского.

Подведем итоги. Исходя из верной в принципе идеи, что в памятниках древности, в том числе и в Библии, можно найти указания на те или иные астрономические явления, а затем путем вычислений найти их датировку, Морозов тем не менее допустил ряд ошибок, приведших его к неправильному взгляду на историю. Он оказался в плену навязчивой идеи, которая была вполне обоснованно раскритикована историками, филологами, астрономами.

Современные последователи Морозова также пытаются переиначить историю. Хотелось бы, чтобы печальный пример их предшественника послужил им уроком.

Примечания

  1. См. Николай Александрович Морозов, ученый-энциклопедист. М. 1982; Николай Александрович Морозов (1854–1946). М. 1981.
  2. Морозов Н. А. Откровение в грозе и буре. Истерия возникновения Апокалипсиса. СПб. 1907.
  3. Шевеленко А. Я. Апокалипсис и его сюжеты в истории культуры. — Вопросы истории. 1996, Ns 11–12.
  4. См. Василий Великий (биография). — Христианство. Т. 1. М. 1993, с. 339–342.
  5. Аксаков Н. П. Беспредельность невежества и Апокалипсис (Краткий ответ на книгу Морозова). — Церковный вестник. 1908, № 1, 2, 4.
  6. Никольский Н. М. Спор исторической критики с астрономией. По поводу книги Н. Морозова «Откровение в грозе и буре». М. 1908.
  7. Астров П. По поводу книги Н. Морозова «Откровение в грозе и буре». М. 1908; Юнгеров В. «Откровение в грозе и буре». (Опыт критического разбора книги Н. Морозова). Чернигов. 1913.
  8. См. Иустин Философ. — Христианство, т. 1, с. 656–658.
  9. Ириней Лионский. — Христианство, т.1, с. 647–648.
  10. Морозов Н. А. Пророки: История возникновения библейских пророчеств, их литературное изложение и характеристика. М. 1914.
  11. Никольский Н. М. Астрономический переворот в исторической науке (По поводу книги Н. А. Морозова «Христос». Л. 1924). — Новый мир, 1925, № 1.
  12. Морозов Н. А. Христос Кн. 1. Л. 1924; Кн. 2. 1926; Кн. о. М.-Л. 1927. Второе издание; Кн. 1. М.-Л. 1927; Кн. 4, 1928; Кн. 5. 1929; Кн. 6. 1930; Кн. 7. М.-Л. 1932.
  13. Идельсон Н. И. История и астрономия. — Мироведение, 1925, № 2.
  14. Мишулин М. История с астрономией, или астрономия против истории. — Революция и культура. 1930, № 23.
  15. Сергеев И. А. Здание на песке («Христос» Н. А. Морозова). — Мироведение. 1931, № 2; (там же см. Морозов Н. А. Письмо в редакцию «Мироведения»); Гржегоржевский Б. Л., К дискуссии о «Христе» Н. А. Морозова. — Мироведение, 1932, № 1–2; Сергеев И. А. Замечание по поводу статьи тов. Гржегоржевского. Там же, с. 138.
  16. Архив РАН, ф. 543, оп. 1, д. 362–389.

↑ к оглавлению Создатель проекта: Городецкий М. Л.