Статья Де Жокура из энциклопедии Дидро, часть I


Автор сообщения: Roger
Дата и время сообщения: 06 January 2006 at 08:32:01:

В ответ на сообщение: Roger`у на заметку

PAPYRUS, ед.ч. м.р. (Ботан.) растение, называемое papyrus nilotica, см. Gerard 37, Emac. 40, Papirus nilotica, Berd Aegyptiisdicta; Biblos syriaca quorumdam, Chab. 195. Papyrus Aegyptiaca, C.B.P. 119. Papyrus antiquorum nilotica, Parck. Théat. 1207. Мориссон справедливо помещает папирус среди чуфы (souchets), называя его cyperus niloticus, maximus, papyraceus, hist. Oxon. 3. 239.

Поскольку современные учёные сделали новые открытия в этой области, их невозможно обойти; вот почему в этой статье я буду говорить о египетском папирусе, сицилийском папирусе и мадагаскарском папирусе, о трёх разных растениях, сведения о которых я заимствовую из исследований Бернара де Жюссьё, вставленных графом Каилю в свою замечательную диссертацию о папирусе в общем. Этот любопытный образчик, интересный с точки зрения искусства, находится в mém. de Littérat. т. XXVI в -4&osup;. См. также SCIRPUS, Ботан.

Но прежде чем начать описание папируса в Египте, было бы естественно высказаться по поводу распространённого в Европе мнения по поводу исчезновения этого растения. Не нужно новых доказательств, чтобы понять, что популярные суждения не всегда основаны на физических возможностях. Однако, предполагая это исчезновение возможным, по крайней мере мы не могли бы отодвинуть его в давние времена, поскольку ещё менее 200 лет назад Гилландин (Guillandin) и Проспер Альпин (Prosper Alpin) видели это растение на берегу Нила, Гилландин видел также, как местное население употребляло в пищу нижнюю сочную часть стебля, как это делали в древности, особенность, которая помогает нас распознать папирус, и которой не могли бы воспользоваться путешественники. Это использование, как и другие, о которых докладывает Проспер Альпин, учит нас, что это растение не совсем бесполезно, хотя и потеряло своё главное достоинство - его больше не используют в производстве бумаги.

Изменения, произошедшие на ландшафте Египта и забота его обитателей о наилучшем использовании возделываемой земли, явно сделала папирус более редким; но причины, которые мы можем предположить по отношению к части этой страны, не могли повлечь за собой полного уничтожения папируса, тем более, что, будучи в числе водных растений, он защищён от подобного воздействия. Молчание авторов последнего времени, описывающих Египет, не может быть признано доказательством полного исчезновения папируса; в порядке извинения можно сказать, что они не предполагали это как объект для изучения, или, что, не будучи подготовлены, они пренебрегли им в своих описаниях; однако удивительно, что Майет, человек грамотный, который, кажется, даже делал исследования на эту тему, не смог найти папирус, перепутав его с мюзой (musa), известной по-французски как фиговое дерево Адама, которое арабы называют монс (mons), и которая является совершенно другим растением, о чём легко было бы догадаться, прочитав Теофраста или Плиния.

Папирус по описанию Плиния растёт в болотах Египта, или даже в спокойных водах, оставляемых Нилом после разлива, если они не глубже 2 локтей. Он бросает извилистый корень шириною с запястье, стебель треугольны, не поднимается выше 10 локтей; Проспер Альпин даёт ему 6-7 локтей над водой. Стебель к концу становится тоньше, заостряясь на конце. Теофраст добавляет, что папирус несёт шевелюру, или султан, в форме тирса, о котором говорит Плиний. Гилландин говорит, что корень папируса даёт направо и налево некоторое количество маленьких ответвлений, удерживающий растение против натиска ветра и течения Нила. Согласно ему же, листья этого растения притупленные, похожие на листья болотного рогоза (typha de marais).

Египтяне использовали корни папируса как дерево, не только для топки, но и для изготовления небольших ваз для своих нужд. Из стеблей папируса, переплетённых, как ткань, они изготовляли лодки, из внутренней корки или лыка они делали паруса, одежду, покрытия для кроватей и верёвки.

Лодки эти напоминали своей конструкцией большие корзины, плетение которых должно было быть хорошо затянуто; для того, чтобы помешать воде проникнуть вовнутрь, как следует предположить, они должны были наносить, по крайней мере снаружи, слой смолы или битума, что делало их пригодными к плаванию по реке или, скорее, во время разлива. Корзина, в которой был отпущен младенец Моисей, кажется, подтверждает текст Теофраста. Между тем, хотя Плиний говорит о navis papyracea, не следует думать, что целые суда были сделаны из папируса; это были небольшие лодки или баркасы, и даже они были частично сделаны из дерева терновника. Древние египтяне верили, что крокодилы, из уважения к богине Изиде, которая была однажды помещена в лодку из папируса, никогда не приносят вреда тем, кто плавает в лодках из этого камыша.

Папирус был также лекарственном растением, которым пользовались при некоторых болезнях, если верить Диоскориду (Dioscoride). Бедняки также употребляли его в пищу; они жевали его сырым или приготовленным, глотая сок и выплёвывая остальное: mundum quoque crudum, decoctumque, succum tantùm devorantes, говорит Плиний. Гилландин подтвердил нам то, сок каких частей употребляли египтяне. Не следует думать, - говорит он, - что египтяне едят весь стебель, я видел, что они едят только части, близкие к корню.

Этот рассказ Гилландина согласуется со свидетельством Геродота; когда египтяне, - говорит он, - срезают однолетний библус, они отрезают от него верхнюю часть, которую используют для других целей, и едят или продают нижнюю, длиной один локоть: желающие полакомиться деликатесом запекают её в печи. Диоскорид и Пиериус Валерианус (Pierius Valerianus) ошибаются, говоря, что корни съедобны: та часть папируса, которую едят египтяне, находится над землёй. Она нежна и полна приятного на вкус сока; египтяне называют её астус (astus). Эсхил даёт всему стеблю название [греческое слово пропущено - R], то есть фрукт. Гилландин сообщает также, что, согласно Хорусу Аполло (Horus Apollo), что египтяне выражали в своих иероглифах древность своего происхождения связкой папируса, как своей первой пищей; неизвестно, когда их предки начали его есть. Наконец, и в этом состоит главное использование этого растения, из плёнок или слоёв папируса делались листы для письма, называвшиеся [греческое слово пропущено - R], или филюра (philyria). По-гречески их также называли [греческое слово пропущено - R], а по латыни харта (charta), ибо авторы обычно подразумевают под хартой египетскую бумагу.

Папирус не нес ни семян, ни плода, но этот тростник произрастал на берегах Нила в таком большом количестве, что Кассиодор, кн. XI п. 38 сравнивал его с лесом. Там, - говорил он, - поднимается этот лес без веток, эта роща без листьев, этот урожай, растущий в водах, aquarum seges, эти украшения болот.



2200. Ау Израиль - elcano 10:48 24.12.05 (279)
К списку тем на странице