Re: Автор "Гавриилиады" - безусловно, Пушкин


Автор сообщения: Акимов В.В.
Дата и время сообщения: 05 August 2006 at 15:11:52:

В ответ на сообщение: Re: Автор "Гавриилиады" - безусловно, Пушкин

Продолжение.

Никакое иное авторство поэмы, кроме авторства Пушкина, в логику перечисленных событий не укладывается никоим образом.

Что же касается «письма» Пушкина Николаю I, якобы обнаруженного неким студентом, то тут я полностью разделяю мнение Быстрова о его крайней сомнительности. И дело даже не в почерковедческой экспертизе и не в «Гаврилиаде» с одним, а не двумя «И».
Письмо на Высочайше имя в принципе не могло начинаться с самого верха листа (я лично держал такие бумаги в руках, работая в бывшем ЦГИА СССР). Писали их только на гербовой бумаге и часть листа, примыкающую к гербу, заполняли обращением на имя адресата. Сам текст письма начинался примерно со второй трети листа (кстати, именно с тех пор в делопроизводственный обычай и вошло писать заявления именно так: мы и сейчас пишем сверху-справа – кому (Директору… ) а ниже, по центру – «Заявление». Это чтобы как бы не загораживать герб – пропечатанный, если это бланк, или в виде водяного знака, если это гербовая бумага).

Далее, текст письма, приведенный Быстровым, слишком краток и сух. Столь протокольное «покаяние» вряд ли понравилось бы Николаю. Пушкин, несомненно, расшаркался более витиевато и подобострастно.

И ещё: Вчитаемся внимательно в текст «письма», процитированного Быстровым: «Будучи вопрошаем Правительством, я не почитал себя обязанным признаться в шалости, столь же постыдной, как и преступной. Hо теперь, вопрошаемый прямо от лица моего Государя, объявляю, что Гаврилиада сочинена мною в 1817 году. Повергая себя милосердию и великодушию царскому есмь.»

Ведь это…не обращение к Николаю!! Здесь автор пишет о нем как бы в третьем лице. Он как бы информирует кого-то иного о своем обращении к Николаю за прощением!
Так что даже если это письмо и является подлинным автографом Пушкина, то оно адресовано НЕ НИКОЛАЮ. Это косвенно подтверждается началом его с самого верха лица – так, как будто бы это окончание на втором листе, а начало – на первом. Это – как бы финальная приписка к письму, написанная «между прочим» после какой-то иной информации адресату, и отвечающая на вопрос, а что же именно он написал императору.

Что было дальше, после покаяния Пушкина?

Только после этого, 1 сентября того же года, Пушкин пишет Вяземскому: “Ты зовешь меня в Пензу, а того и гляди, что я поеду далее, прямо, прямо на восток. Мне навязалась на шею преглупая шутка. До прав<ительства> дошла наконец Гавриилиада; приписывают ее мне; донесли на меня, и я, вероятно, отвечу за чужие проказы, если кн. Дм<итрий> Горчаков не явится с того света отстаивать права на свою собственность”.
Эти строки (начиная со слов: “Мне навязалась...”) отчеркнуты на полях, и здесь же на полях вписано: “Это да будет между нами”.

То есть: «если тебя будут спрашивать, говори, что написал не Пушкин, а Горчаков!!» Это – явно для цензуры, перлюстрировавшей его корреспонденцию.

Дополнительные подтверждения авторства Пушкина:

Кн. Вяземский, посылая А. И. Тургеневу отрывок из поэмы, писал ему: «Пушкин прислал мне одну свою шалость».

Свою!!

В кишиневской тетради есть наброски программы, которую нельзя толковать иначе, как замысел «Гавриилиады», там же есть черновик стихотворения, который, несомненно, представляет собою послание к Вяземскому или Бестужеву при посылке поэмы.

Бесспорно убедителен и анализ стиля поэмы, произведенный В. Брюсовым в 1918 г., сравнительно с другими произведениями Пушкина, и то, что ее отдельные места могут быть сравнены с некоторыми стихотворениями: стихи 329—355 со стихотворением «Платоническая любовь» (1819); стихи 113—116 со стихами «Любовь одна — веселье жизни хладной» (1816).

Далее, «кишиневские вольности» изгнанника-поэта состояли из кутежей, увлечений, дуэлей. Не было конца его беспечным забавам и шалостям. Фантазия Пушкина в тот период, как выразился Анненков, была в «горячечном состоянии». Еще осенью 1821 г., кончив «Пленника», Пушкин писал Дельвигу, что у него в голове уже бродят новые поэмы. Он начинал их, бросал, уничтожал написанное; «Вадим» остался незавершенным, «Разбойников» Пушкин сжег, и только «Бахчисарайский фонтан» дошел до нас в полном виде. Рисунки кишиневских тетрадей изображают танцующих чертей, пытки и казни; в связи с ними находится, быть может, замысел той поэмы, действие которой должно было происходить в аду, при дворе сатаны.

«Гавриилиада» в этот контекст (включая и «еврейские» мотивы) вписывается идеально.

А это?! Читаем послание к В. Л. Давыдову (1821):

Я стал умен и лицемерю,
Пощусь, молюсь и твердо верю,
Что бог простит мои грехи,
Как государь мои стихи. (!! – В.А.)
Говеет Инзов, — и намедни
Я променял Вольтера бредни (то есть подражание Вольтеру в «Гавриилиаде!! – В.А.)
И лиру, грешный дар судьбы,
На часослов и на обедни,
Да на сушеные грибы.

Что это, как не завуалированное признание в авторстве?

Первым издателем поэмы был Н. Огарев (Русская потаенная литература XIX столетия. Лондон, 1861).

за этим изданием следовали:

— анонимное заграничное издание 1898 г.;
берлинское издание Гуго Штейница 1904 г.

Отрывки поэмы опубликовывались периодически и в России:

Гаевским — в «Современнике» 1853 г., в статье о Дельвиге;
Гербелем — в журнале «Время» 1861 г.;
Ефремовым — в «Библиографических записках» 1861 г. и в его издании сочинений Пушкина 1880 г.

Дополнительные стихи даны были в «Русском архиве» 1881 г. и «Остафьевском архиве» 1899 г., т. 2; отрывки из поэмы печатались всеми издателями Пушкина после издания Ефремова, но даже в изданиях Морозова, Венгерова и академическом (1916 г.) приведено не больше половины поэмы.

В 1918 г. Полный текст поэмы был издан В. Брюсовым в издательстве «Альциона». Он же явился и автором первого весьма обстоятельного исследования вопроса об авторстве Пушкина.

= = = = = = = = =
Что касается автора этих строк, то для меня лично стопроцентным доказательством является сама поэма. Язык, стиль, мир пушкинских образов и сравнений, общее умонастроение поэмы неповторимы. Они – истинно пушкинские. Впрочем, те, кто все еще в чем-то сомневается, могут попробовать составить авторский статистический инвариант лексического строя пушкинской поэзии и сравнить с текстом поэмы… :-)

Использованы, помимо Пушкина:

Алексеев М.П. Пушкин: заметки о Гаврилиаде. М., 1972.
http://feb-web.ru/feb/pushkin/critics/a72/a72-281.htm

А. Баженов “СХОЖДЕНИЕ ВО АД” КАК ТВОРЧЕСКАЯ ЗАДАЧА ПУШКИНА (К вопросу о “Гавриилиаде”)
http://nashsovr.aihs.net/p.php?y=2002&n=1&id=9

В.Э. Вацуро “Вольтеровский” эпизод в биографии Пушкина http://magazines.russ.ru/nlo/2000/42/vacuro1.html

АКИМОВ В.В.


2383. Гавриилиада - Быстров Д.М. 18:29 26.07.06 (69)
К списку тем на странице