Re: 1. Кто и почему восторгается сочинениями Фоменко


Автор сообщения: Акимов В.В.
Дата и время сообщения: 17 May 2008 at 19:26:40:

В ответ на сообщение: В.В.Акимову - социология и фоменкология

Уважаемый Ordusofob!

Выполняю обещанное, принося извинения за задержку.

= Если хотите – можно попробовать провести простой мысленный социологический эксперимент.
На вход берем какой-нибудь новохронологический текст, содержащий изложение и интерпретацию истории появления и публикации набора значимых для истории источников. Например – главку «Обзор происхождения основных сочинений античности» из книги Постникова КРИТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ХРОНОЛОГИИ ДРЕВНЕГО МИРА
=

Взяли. Прочли еще раз, ибо читали и ранее…

Итак, Постников с подачи Морозова (а фактически - повторяя его и не добавляя к морозовским утверждениям ничего нового) рассматривает несколько источников по истории античности и утверждает, что, поскольку авторских рукописей этих работ мы не имеем, а первые печатные издания этих работ появились лишь в 15 веке, то «древнее» происхождение их сомнительно и, скорее всего, они тогда же, в эпоху Возрождения и написаны. В завершение отрывка он пишет об этом уже вполне утвердительно, как о доказанном факте.

= Потом в этом тексте фиксируем достоверную историческую информацию, и подбираем набор добротных книг по истории, опубликованных на русском языке, в которых эту же самую информацию можно найти =

В упомянутом тексте Постникова – информация двух типов.

Первая – достоверная. О датировках первых печатных изданий античных работ. «Добротные книги», то есть нормальные исторические сочинения последних пятидесяти - ста лет, упоминающие эти датировки, нет необходимости искать. И так очевидно, что именно из них эти датировки и списаны. Как абсолютно очевидно и то, что ни Морозов, ни Постников, ни Фоменко подлинных изданий 15 века в руках не держали. Их «просто так» в руках подержит и не всякий историк…Это раритеты.

Вторая – авторская «информация» о том, что написаны эти работы в эпоху Возрождения. Работы с аналогичными утверждениями, главным образом до 19 в., также могут быть отысканы, но … эта информация (точнее, версия), столь убедительно опровергнута последующими поколениями историков, что сомнений в принадлежности упомянутых сочинений именно античным авторам (равно, как и их датировке) нет ни малейших.

= После этого можно (крайне грубо, конечно) попытаться представить себе, какова вероятность того, что средний покупатель книжного магазина, купивший какой-нибудь НХ-логический том (в котором он может найти информацию, подобную изложенной в данном параграфе, ибо сочинения НХ в значительной степени дублируют друг друга), прочитает данную информацию впервые в жизни. =

Вероятность - 99,9%, ибо подобная информация к разряду массово публикуемой и особо популярной не относится. Погрешность допускаю в пределах десятых долей процента. Если же из посетителей книжного магазина вычесть историков, особо навороченных филологов, ну, и – пару-тройку эрудитов-любителей, вероятность составит 100%.

= Можно будет попробовать прикинуть и следующую вероятность. Если вдруг читатель окажется любознательным, и решит начать проверять описанную информацию, каков шанс того, что он встретит эту информацию в указанном наборе добротных изданий. =

Этот шанс сам появиться не сможет. Любознательный читатель должен будет приступить к целеустремленному поиску упомянутой добротной литературы. А она – не Дэн Браун и не Александра Маринина, и на книжных развалах не валяется. Она есть только в крупнейших библиотеках. Ну, и сейчас – кое-что есть и в Интернете. Но даже и там нужен элементарный навык поиска именно такой литературы.

= Теперь попробую сформулировать некоторые тезисы по социологическим закономерностям восприятия медийной информации (без доказательств, можно их считать результатами эмпирических наблюдений за жизнью СМИ)=

Давайте попробуем.

= 1) Если читатель впервые встречает изложение некоторой информации вместе с ее интерпретацией, то с большой вероятностью эта интерпретация будет воспринята им как убедительная. =

Мини-поправка. Массовый читатель - да.

= 2) Если читатель встречает несколько разных интерпретаций одной и той же информации, то выбор «правильной» интерпретации в значительной степени будет определяться установками читателя… =

Для весьма значительного большинства этого массива читателей. (1)

= … но для определенного круга читателей этот выбор будет зависеть от качества приведенной аргументации. =

Для меньшинства, способного оценивать научную аргументацию. (2)

= При этом в случае «психологических» критериев выбора весьма существенное преимущество получает та интерпретация, которая была прочитана первой (бОльшее запечатлевание). =

Тут я бы сказал немного иначе. На большее запечатлевание воздействие окажет скорее не первоочередность прочтения, а бОльшая броскость, внешняя яркость, и пр., даже если такую работу прочтут по очереди десятой. Научная интерпретация для неспециалистов скучна, нудна, неярка, непонятна. (Обратите внимание на частые обвинения в мой адрес по поводу моих текстов на Полисме: длинно! скучно!! не воспринимается!!! Им подавай непременно в 2 -3 строки (желательно с нарочитым искажением языка и руганью) – иначе не доходит или не интересно. И это – не из-за нелюбви к конкретному Акимову. Действительно, только «такое» - краткое и крикливое - воспринимают как нечто привлекательное и убедительное).

То, что тексты Фоменко длинны и объемны, в данном случае значения не имеет. Большинство самых фанатичных его поклонников ни одной из его книжек целиком не читали. Привлекает именно броскость выводов, из крикливость, и пр.

Gorm здесь не раз отмечал, что в сети БОЛЬШИЕ БУКВЫ воспринимаются как неприличные вопли. А теперь вспомните Фоменко и Носовского. Они БОЛЬШИЕ БУКВЫ ООООООООЧЕНЬ ЛЮБЯТ... :-)

= 3) Даже если аргументация вообще никакая, но просто сказано что-нибудь типа «специалисты (или эксперты) считают, что…», то это является вполне достаточным основанием для многих принять эту точку зрения, если она для них психологически комфортна. Но если они такого утверждения не встречают, они вполне могут согласиться с единственной интерпретацией, которую они встретили. =

Несомненно. Психологически комфортная информация – это весьма удачный термин в данном случае.

= 4) Если приведенная информация преподносится как «умалчиваемая», это повышает психологическую убедительность предлагаемой интерпретации. Эта убедительность снижается, если выясняется, что эта информация легко доступна и при этом имеет другие варианты интерпретации =

Да.

= Моя гипотеза очень проста: если для существенной части читателей книги НХ остаются ЕДИНСТВЕННЫМ источником информации по поводу по тому же происхождению основных сочинений античности, то выглядит вполне естественным, что и интерпретация, предложенная в этих книгах, представляется им убедительной. =

В свете сказанного выше я бы тут чуточку уточнил. Немалой части большинства (1), отмеченной мной, интерпретация не "покажется убедительной". Она им всего лишь понравится (вне зависимости от аргументации, как таковой). Она будет для них психологически комфортной (термин Ваш).

= Я не буду утверждать, что я сформулировал данные социологические закономерности восприятия полно и точно, я хотел просто подчеркнуть, что такие закономерности существуют. И поэтому можно попробовать анализировать эффект убедительности (или неубедительности) воззрений НХ с социологической точки зрения. =

Мной (и не только мной) эффект «убедительности НХ» в какой-то мере уже… если не проанализирован, то рассмотрен, и соответствующие закономерности подмечены. И здесь (раз уж мы решили провести социологический эксперимент), безусловно необходимо провести более дифференцированный анализ того самого значительного большинства (1), которое состоит из неспециалистов. Дело в том, что эта масса неоднородна, и мотивация ее действий, побудительные мотивы к тому или иному восприятию прочитанного могут существенно различаться у различных групп в ее составе.

Кому фоменковская интерпретация исторического материала всего лишь понравится?

В первую очередь я бы выделил в составе большинства (1) немалое число людей (1.1), которым аргументация, научная достоверность информации (и даже конкретное содержание работы), и пр., не нужны вообще. Это те, кого привлекает шоу. Это люди, падкие на скандал, эпатаж, оценки авторов с позиций «Он прикольный!», «Во дает!», «Как круто он их размазал!», и пр. Причем за что «размазал» и кого «размазал» – не важно. Лишь бы кто-то кого-то «размазывал», и пошумнее. Для сравнения - это те, кто составляет, скажем, основной контингент поклонников Жириновского. Ведь суть того, о чем он говорит, не интересует никого. Все знают, что ценность его речей и эскапад с содержательной стороны – нулевая. Привлекает скандальность формы, помноженной на своеобразную харизму автора.

Для таких людей (1.1) фоменковские упражнения на ниве истории – сродни выходкам Жирика. Фоменковская оппозиция исторической науке – своеобразное шоу, за которым они с удовольствием наблюдают, аплодируя главному герою. Сам Фоменко, бОльшей частью хранящий молчание и пребывающий в тени кабинета, тем самым также приобретает в их глазах имидж некоего харизматика. Имидж как бы талантливого, кристально честного и преследуемого завистниками талантливого ученого-аскета, не опускающегося до полемики с «шавками, тявкающими на него».

(Вот, кстати, в чем состоит позорно-отрицательный для фоменкистов эффект публичных выступлений их кумира: смотрится и слушается он весьма бледно и тем самым свой имидж «великого и талантливого» разрушает. Отмечено даже его поклонниками сквозь скрежет зубовный).

Есть в составе большинства (1) и определенная часть людей (1.2) с неплохим (иногда отличным) техническим образованием, которых «шоу»-сторона проблемы не привлекает. Но это люди, почему-то иррационально не любящие (иногда – прямо-таки ненавидящие) историю и и


2786. В.В.Акимову - социология и фоменкология - Ordusofob 16:40 12.05.08 (103)
К списку тем на странице