(просто так, к слову...)


Автор сообщения: Не Понял
Дата и время сообщения: 11 February 2005 at 21:59:18:

В ответ на сообщение: Какой такой "Роджер"?

"Комендант с бумажным шорохом облизнул сухим языком сухие губы и начал
снова, но теперь уже голосом низким и как бы севшим:
- Дело номер сорок второе. Фамилия: Машкин. Имя: Эдельвейс. Отчество:
Захарович...
- С каких это пор он Машкиным заделался? - брюзгливо спросил
Хлебовводов. - Бабкин, а не Машкин! Бабкин Эдельвейс Петрович. Я с ним
работал в одна тысяча девятьсот сорок седьмом году в Комитете по молочному
делу. Эдик Бабкин, плотный такой мужик, сливки очень любил... И, кстати,
никакой он не Эдельвейс, а Эдуард. Эдуард Петрович Бабкин...
Лавр Федотович медленно обратил к нему каменное лицо.
- Бабкин? - произнес он. - Не помню... Продолжайте, товарищ Зубо.
- Отчество: Захарович, - дергая щекой, повторил комендант. - Год и
место рождения: тысяча девятьсот первый, город Смоленск. Национальность...
- Э-дуль-вейс или Э-доль-вейс? - спросил Фарфуркис.
- Э-дель-вейс, - сказал комендант. - Национальность: белорус.
Образование: неполное среднее общее, неполное среднее техническое. Знание
иностранных языков: русский - свободно, украинский и белорусский - со
словарем. Место работы...
Хлебовводов вдруг звонко шлепнул себя по лбу.
- Да нет же! - закричал он. - Он же помер!
- Кто помер? - деревянным голосом спросил Лавр Федотович.
- Да Бабкин этот! Я же как сейчас помню - в одна тысяча девятьсот
пятьдесят шестом году помер он от инфаркта. Был он тогда финдиректором
Всероссийского общества испытателей природы, пришел, значит, в свой
кабинет, сел и помер. Так что тут какая-то путаница.
Лавр Федотович взял бинокль и некоторое время изучал коменданта,
потерявшего дар речи.
- Факт смерти у вас отражен? - осведомился он.
- Христом богом... - пролепетал комендант. - Какой смерти?.. Да
почему же смерти?.. Да живой он, в приемной дожидается...
- Одну минуточку, - вмешался Фарфуркис. - Вы разрешите, Лавр
Федотович? Товарищ Зубо, кто дожидается в приемной? Только точно. Фамилия,
имя, отчество.
- Бабкин! - с отчаянием сказал комендант. - То есть что я говорю? Не
Бабкин - Машкин! Машкин дожидается, Эдельвейс Захарович.
- Понимаю, - сказал Фарфуркис. - А где Бабкин?
- Бабкин помер, - сказал Хлебовводов авторитетно. - Это я вам точно
могу сказать. В одна тысяча девятьсот пятьдесят шестом. Правда, у него сын
был. Пашка, по-моему. Павел, значит, Эдуардович. Я его недавно встречал.
Заведует он сейчас магазином текстильного лоскута в Голицыне, что под
Москвой. Толковый работяга, но кажется, не Павел, все-таки, не Пашка,
нет...
Я налил стакан воды и передал коменданту. В наступившей тишине было
слышно, как комендант гулко глотает. Лавр Федотович размял и продул
папиросу.
- Никто не забыт и ничто не забыто, - произнес он. - Это хорошо.
Товарищ Фарфуркис, я попрошу вас занести в протокол, в констатирующую
часть, что Тройка считает полезным принять меры к отысканию сына Бабкина
Эдуарда Петровича на предмет выяснения его имени. Народу не нужны
безымянные герои. У нас их нет."

(Стругацкие, естественно. "Сказка о Тройке")


1920. Все о той же "Древней Артиллерии" - D. N. Senin 09:04 03.02.05 (101)
К списку тем на странице